Вторник
21.05.2019
15:29
Приветствую Вас Паломник | RSS Главная | Глава 4 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Библиотека (фантастика, фэнтези) » Сага листвы » Глава 4 (Роман, фэнтези)
Глава 4
ТеоДата: Четверг, 06.01.2011, 21:16 | Сообщение # 1
Придворная ведьма
Группа: Князь
Сообщений: 12226
Награды: 87
Репутация: 87
Статус: Offline
Глава 4.
На столицу опустилась ночь. Мягким, уютным, но еще не согревшимся от тепла тела одеялом отрезая дневное оживление и яркие звуки. На высокой башне Академии волшебства под острой алебардой шпиля тяжело и сипло пробило полночь - старый механизм точно задыхался и с трудом выплевывал каждый бой. Мидес, ежедневно слушая натужные удары, одно время задавался вопросом - отчего же ректорат не выделит деньги на починку? И, в конце концов, решил, что хрипящие часы были таким же символом Академии, как старинный потрескавшийся фонтан с фигурой волшебника и кованый венок сплетающихся эмблем школ магии на воротах.
Сейчас ворота протяжно заскрипели и отворились, выпуская молчаливую группу юношей и девушек в длинных строгих темных мантиях. Мидес поспешно накинул на себя капюшон и отошел за спину Торусу, так что идущий среди студиозусов широкоплечий невысокий человек с забранными в короткий хвост черными кудрями его не заметил. Молодые люди постояли, прижавшись спинами к прутьям ограды, пропуская последних выходящих, а Салзар шепнул на ухо спутнику:
- Мои однокурсники... и мэтр Кроникус. Вот Мгла, как же я объясняю пропуск ночной практики? Совсем забыл...
- Не бери в голову, - тихо отозвался элвилин, - наврем, что ты со мной занимался. А если совесть мучает, можешь ее успокоить тем, что на кладбище ты сегодня все же был.
- Ну-у... - не слишком уверенно протянул Мидес, в последний раз оглянулся на уходящих по улице в полной тишине студентов и вздохнул. Его группа разительно отличалась от остальных питомцев Академии. Будь сейчас на месте некромантов, допустим, огненные маги Хельги, уснуть обитателям особнячков по соседству пришлось бы нескоро.
- Пошли, - элвилин потянул за рукав задумавшегося товарища и, миновав ворота, оба едва не столкнулись нос к носу с выступившими из темноты стражниками.
- Куда? - мрачно произнес старший, в бригандине с гербом Академии на груди.
- Мы опоздали, - трагически вздохнул Торус и кивнул на Мидеса, - вот он - из некромантов, а я - по обмену. И мэтр Кроникус отправил нас за мантиями. Вот чего я никак не пойму - к чему такой апофеоз на кладбище? Мертвякам не все ли равно?
Стражники скривились - факультет некромантии был не слишком популярен у простых людей, лишенных магического дара. Да и, откровенно говоря, у не лишенных тоже. Поэтому, посветив в лицо Мидесу - тот на всякий случай успел натянуть маску мировой скорби, - старший коротко кивнул и отошел, буркнув вслед парочке мрачное: "Смотрите, не балуйте у меня!"
Юноши углубились в темноту заросшей шиповником аллеи, ведущей к башне с часами - библиотека занимала первые два этажа и подвал. Верхняя часть постройки была отдана лабораториям алхимиков, а под самой крышей находился тот самый загадочный хрипящий механизм старых часов. Кажется, по уставу там должен был ночевать сторож, однако лучше всякого сторожа охраняли чердак слухи о жившей там Белой Даме. Странно, но призрака боялись даже некроманты, и лестница на чердак обильно заросла пыльной паутиной.
У высокой двери в башню охрана не стояла, и виной тому были сложные финансовые отношения, связывающие кафедру алхимии, ректорат и библиотекарей. Алхимики не желали платить за охрану для книжников. Последние жаловались на маленькие доходы, вызванные конкуренцией с церковными переписчиками... Тяжба тянулась не один год, а пока особо ценные экземпляры книг были снесены в Закрытые залы, охрану которых оплачивал ректорат. Алхимики же ставили у дверей лаборатории прирученного волка - зверя сурового, размеров немаленьких и характера дюже скверного. Впрочем, сейчас недоразумения между факультетами сыграли на руку юным злоумышленникам, они незамеченными проскользнули в башню и стали на цыпочках подниматься по крутой винтовой лестнице.
- Как будем отвлекать? - еле слышно запоздало поинтересовался молодой некромант, придвинувшись к остроконечному уху эйп Леденваля. Элвилин скривился и шепнул в ответ:
- Ну, что ты орешь? Тут защита от волшбы стоит?
- Угу, - мрачно кивнул Мидес и, задрав голову, посмотрел вверх - где на лестницу падали из узких бойниц косые лунные лучи с плавающими серебристыми пылинками. - Знаешь, на втором этаже небольшой холл, а стражники стоят как раз за углом. Хорошо, хоть лестницу оттуда не видно. Может, покричать? Они ринутся вниз, и...
- А мы взлетим, точно пташки, к дверям Закрытых залов, - Торус дернул плечом. - Нет, друг мой, так не пойдет. Хотя, пташки - мысль, безусловно, интересная. Вот если бы нам пробраться выше, а на них напустить, допустим, коршунов... - глаза Торуса кровожадно сверкнули, но тут же погасли и он вздохнул. - Или, на худой конец, ворон...
- Нетопырей, - Мидес искоса посмотрел на друга и усмехнулся. - Слушай, а как ты отнесешься к злобной летучей мышке, управляемой волей некроманта?
- Так, с этого места поподробнее, - Торус прищурился, недоверчиво глядя на Салзара: похоже, не ожидал, что молчаливый студиозус может придумать что-то толковое.
- Видишь ли, мне приходилось замечать, как ночью из-под крыши башни вылетают нетопыри. Я понятия не имею, как они уживаются рядом с орущими часами, но, уверен, что парочку мы там найдем.
- Ночью? - Торус чуть слышно фыркнул, - Салз, они охотятся сейчас.
- Живые охотятся, - некромант усмехнулся. - А вот ежели поискать на чердаке...
- Я понял, ты все же собрался практиковаться, - и элвилин беззвучно затрясся, зажимая ладонью рот. А потом, отсмеявшись, деловито поинтересовался: - А как же защита от магии?
- На чердаке? - поднял брови Салзар. - На кой она там? Единственная сложность - мне нужны ингредиенты для ритуала. Теоретически, их можно взять из лаборатории, но их волк...
- Постой здесь, - эйп Леденваль на мгновение сжал плечо друга, и в глазах его полыхнул лукавый зеленый огонь, - а через минуту подымайся. Только, осторожнее, чтобы стража не услышала. В конце концов, элвилин я или нет?
А потом бесшумной тенью скользнул вверх по ступеням, да так ловко, что как Салзар ни прислушивался, звука шагов различить не смог. Только негромкое недолгое ворчание где-то наверху - точно далекий грозовой раскат.
Переждав положенное время, Мидес с замиранием сердца осторожно двинулся по лестнице. Затаив дыхание, миновал второй этаж, откуда до него явственно донесся чей-то сладкий зевок, а ближе к третьему с опаской прижался к перилам, готовый в любое мгновение дать деру: волков Салзар недолюбливал. Впрочем, вокруг висела сонная тишина, и, минуя этаж алхимиков, Мидес увидел в дрожащем лунном свете сидящего на корточках Торуса, треплющего здоровую зверюгу по загривку. Две пары глаз - зеленые и желтые - одновременно уставились на Салзара, и элвилин кивнул. Некромант двинулся дальше, на минуту задержался перед пыльной занавеской тенет, закрутил длинные волосы в жгут, накинул капюшон и, вздохнув, нырнул в паутину. По руке тотчас устремился кто-то маленький и шустрый, в носу отчаянно засвербело, и Мидес, почти не глядя, ввалился на чердак.
Отчаянно уткнувшись в подол плаща, глухо чихнул и замер, приготовившись услышать пожелание здравствовать. Ответом ему было только негромкое ворчание старого часового механизма - то ли Белая Дама была очередной выдумкой экономящего средства ректората, то ли призрак счел ниже своего достоинства общаться с простым студиозусом.
Салзар скинул с плеч пыль и паутину, потряс головой - точно попавший под дождь пес, и стал обследовать чердак, стараясь не задеть медленно вращающиеся железные колеса. Довольно скоро попалось то, что он искал - в серебрящейся дорожке лунного света лежало под рычагами сморщенное тельце дохлого нетопыря с порванной перепонкой на вывернутом крыле.
- Ну, вот, - удовлетворенно пробормотал студиозус, откинув подол плаща и вытаскивая мертвую зверушку, - теперь ты сможешь гордиться, потому что твоя смерть была не напрасной...
Сзади потянуло легким сквозняком, и Мидес, обернувшись, увидел, как на чердак тенью скользнул элвилин.
- Достал?
- А ты? - Торус подтек к другу и хмыкнул, узрев находку. - Прелестный экземпляр... Вот, держи, - и сунул в руки юноше пару флаконов, - извини, но больше ничего не было... надеюсь, ты не думал использовать бедняжку волчка вместо жертвенного животного?
- Старая метода, - фыркнул Мидес, смешивая в ладони кладбищенскую пыль и ароматное масло, - сейчас мы не ищем легких путей. Магия крови - самая сильная, и ортодоксы частенько с ней перебарщивали - использовали жертвенных животных, чтоб самим не напрягаться. Иди ближе, думаю, наших совместных усилий будет достаточно. Всяко, на кладбище нам никакие жертвы не понадобились.
- Ага, - кисло заметил Торус, подставляя лицо и кривясь от холодной, терпко пахнущей мази, - только моя рубаха...
- Примем меры, - строго сказал некромант, щедро намазывая другу щеки и лоб, - как мышка шевельнется, набрасывай на нее...э...вон, рогожка в углу.
Элвилин кивнул и полез вытаскивать пыльную ткань, сдавленно чихая, точно кот, а Мидес с торжественным видом стал читать заклинания. Пару раз ему показалось, что за главным колесом, матово поблескивающим под луной, кто-то тихо хихикнул, но юноша не стал отвлекаться на мелочи, и вот, спустя примерно четверть часа, тушка нетопыря подала первые признаки жизни. Сначала дрогнуло пыльное ушко, приоткрылся мутный глаз, а когда трепетнуло, точно от дуновения ветра, крыло, Торус набросил на мышь рогожу. Тотчас под материей яростно зашипело, заворочалось, но элвилин был настороже и, сграбастав сопротивляющееся тельце, прижал к животу.
- Давай быстрее, - пробормотал Мидес и первым ринулся отворять дверь, - как бы оно когтями не порвало... ох, леший, уже...
Пришлый зашипел и рванулся следом за товарищем.
- Выпускай, - Салзар уцепился за перила и, закрыв глаза, мысленно стал искать оживленное создание. Наткнулся на комок лютого негодования и через секунду уже смотрел на мир глазами зомби. Темнота сдвинулась вбок - это Торус резко сдернул рогожку, и Мидес, доведя камнем ринувшегося вниз нетопыря до площадки второго этажа, приказал атаковать мирно притулившихся к стене стражников.
- Быстрее, - элвилин коснулся плеча Салзара, - нужно выбрать момент, когда... ты сможешь приказать нетопырю лететь к выходу?
- Ага, - некромант слегка покачнулся, отлипая от перил - магия забрала неожиданно много сил, не иначе, Торус сфилонил. Снизу послышались разъяренные вопли и летевший из колодца лестничных пролетов топот подбитых железом сапог - стражники начали преследование. Юноши бросились вниз по лестнице, не обращая внимания на ласковый скулеж алхимического волка, и через несколько мгновений уже скреблись в дверь Закрытых залов. Им тотчас открыли, и Мидес узрел Хельгу, воздевшую над головой пухлый том. Прямо над книгой висел оранжевый светящийся шарик, придававший фигуре девушке эпический колорит. Торус поспешно закрыл дверь, задвинул засов и, опершись спиной о створку, отер лоб: - Уф... кажется, получилось... леди Блэкмунд, душечка, вы, не иначе, вознамерились дать нам по голове?
- А... нет, - отмерла Хельга и, поспешно опустив книгу, покраснела. - Там так шумели, я подумала, вы вступили в бой...
Давний и пришлый переглянулись, а потом склонились в приступе лихорадочного хохота. Юная волшебница надулась.
- Дорогая, - Мидес наконец-то нашел в себе силы стать серьезным и, отобрав у Хельги фолиант, притянул девушку к себе, - мы всего лишь немного попрактиковались в некромантии. И напустили на стражу небольшую мышку. Летучую.
- Два шута, - припечатала леди Блэкмунд и, вырвавшись из объятий Салзара, скрестив руки на груди, мрачно обозрела аниматоров. - В чем это вы измазались?
- Пустяки, - фыркнул Торус, яростно оттирая лицо полой плаща, - обыкновенный мох. Кстати, - он покосился на Мидеса и довольно ухмыльнулся, - был еще один вариант. Я мог бы напустить на стражников волка, но ты так рвался в бой...
Салзар замер с поднятой к щеке рукой с Хельгиным платком и сначала собирался возмутиться, а потом снова застонал от смеха.
- Если вы закончили веселиться, - угрюмо произнесла девушка, - то, может быть, соизволите посмотреть, что я для вас добыла?
И, развернувшись на каблуках удобных квадратных туфель, направилась к стеллажам, гордо выпрямив спину и аккуратно, точно в танце, обходя столы для чтения. Магический светильник поплыл следом, очерчивая контуры ее фигуры, а Мидес с неудовольствием заметил, что элвилин самым наглым образом разглядывает Хельгину талию.
- Пошли, - буркнул некромант и поспешно двинулся за волшебницей.
- Вот, - девушка торжественно простерла руку над внушительной стопкой книг, темнеющей на каменном полу подле узкого стрельчатого окошка.
- Так много? - Салзар скривился, прикидывая, управятся ли они до утра. - Хельга, погаси свет, нас могут с улицы заметить.
Торус молча присел над книгами и стал перебирать, поочередно отпихивая тома в сторону:
- Это лишнее, это неполное, а это - вообще дураками писаное. А...вот. То, что нужно, - и он бережно погладил потрепанный переплет, перетянутый кожаными ремешками с медными застежками. - "Летопись древних языков". Конечно, неполный вариант, но все же лучшее из того, что здесь есть. Так, Мидес, записи у тебя?
- Нет, тут, - Хельга поспешно достала из холщовой сумки, валяющейся рядом, Джонькину книжицу. - Знали бы вы, чего мне стоило еще раз отобрать ее у сестрички, - девушка поморщилась.
- С нас причитается, леди, - элвилин поспешно клюнул волшебницу в запястье и перетащил "Летопись" на узкий подоконник. - Вы, двое, устраивайтесь тут, где светлее. Станете искать и записывать. - И пришлый ничтоже сумняшеся рванул из книжицы испещренные рунами листы, - а я диктовать стану.
И уселся прямо на пол, откинув за спину длинные волосы и поджав под себя скрещенные ноги.
И началось. Медленно, дотошно и монотонно. Эйп Леденваль, позевывая, складывал руны, Хельга, склонившись над книгой, искала перевод. Какие-то слова находились сразу, какие-то соединяться не желали, какие-то имели столько значений, что занимали по пять-семь страниц. Потом молодые люди еще по несколько минут препирались, и уж тогда Салзар аккуратным бисерным почерком заносил в книжицу младшей Блэкмунд примерный смысл.
Через несколько часов Хельга отчаянно захотела пить, в носу засвербело, и она, сползя по стенке, уселась на пол и устало закрыла глаза.
- Не сиди там, камень холодный, - строго буркнул Мидес, аккуратно вписывая очередную фразу. - М-м, заумь какая-то выходит. Дверь домой на вершине горы, руки, простертые к небу, огонь, потом вода... Знаешь, Торус, думаю, твои предки наблюдали извержение вулкана, вот и все. Может, и дворец тогда погиб? Хотя... - он потер подбородок, - не могли же они это раньше, чем пали, на колоннах высечь...
- Еще и перевод может быть неверный,- вздохнула леди Блэкмунд. - При чем тут дверь? Я вообще не понимаю...
Торус сверкнул на них из темноты зеленым взглядом:
- В руинах нет характерных следов извержения. Ну, и в утоплении Нор-Гейта повинен не вулкан, там же говорилось про затопленный удел?
- Говорилось, - Хельга кивнула и устало провела рукой по лицу. - А какое отношение имеют руины Солейла к Нор-Гейту? Или построившие элвилинский замок, пришли оттуда?
- Тем более, не понимаю, как это может быть. Гора что, вместо лавы воду извергала? - недовольно пробурчал Салзар, покосившись на девушку. - Все в этих легендах запутано... Если и есть там правда, то настолько вымыслом заросла, что вряд ли найдешь.
- Гора могла извергать что угодно, - назидательно произнес пришлый. - Горячие гейзеры, к примеру. Но ведь все равно интересно. Что за меч мог быть такой у Трилла, чтобы разверзлись недра земные, и потонул целый удел? И был ли это меч или что-то еще? Ходят легенды о спикартах великой силы, одним из которых был меч...
- Спикарты, - задумчиво протянул Мидес, - вот бы хоть одним глазком глянуть на такую вещицу... подержать в руке, почувствовать себя настоящим героем...
- Такая вещица приносит больше неприятностей, чем удовольствия, - фыркнул Торус, - говорят, она высасывает душу. Ну, у кого та имеется, конечно, - со стороны пришлого долетел горький смешок. - А легендарные герои... думаю, они очень неуютно чувствуют себя в легендах.
Элвилин поднялся и легкой тенью скользнул к окну. Высокая черная фигура замерла на фоне серенького рассвета:
- Скоро взойдет солнце, нам лучше уходить. Кстати, а кто-нибудь подумал, как мы отсюда выйдем?
Хельга тоже поднялась и, потянувшись, подняла раму. Порыв свежего воздуха ворвался в помещение, взметнув волосы, заиграв страницами раскрытых фолиантов и закрутив водовороты книжной пыли.
- Господа, я не думаю, что стражники сильно обрадуются, узрев столь поздних читателей, так что к нашим услугам плющ. Салз, твоя книжка лежит вон там, с краю. Не забудь, - волшебница кивнула на здоровенный фолиант.
Следующие четверть часа троица распихивала остальные книги по стеллажам и полкам, а потом Торус мягко, точно огромный кот, запрыгнул на подоконник и высунулся наружу.
- Путь свободен, - торжественно объявил он спутником и первым храбро полез по плющу.
- Как думаешь, выдержит? - обеспокоенно спросила девушка Мидеса.
- Боишься?
- Нет, просто...
Снизу раздался короткий свист, и леди Блэкмунд повернулась к некроманту:
- Салз, скинешь свою книгу? Правда, думаю, ей падение на пользу не пойдет.
Девушка осторожно потрогала пальцем изящные серебряные застежки. И тут, точно отвечая, над переплетом разлилось голубоватое сияние, и с легким хлопком фолиант растворился в воздухе. За окном послышался тихий смех.
- Бытовая магия, - Хельга завистливо вздохнула, - везет же некоторым...
- Давай, помогу, - Мидес подхватил подругу за талию и помог взобраться на подоконник, - ты легче, значит, тебя плющ скорее выдержит.
Девушка озабоченно погладила некроманта по щеке и скользнула вниз, чувствуя, как ветер забирается под юбку и догадываясь, что этот гад пришлый определенно стоит сейчас, задрав голову. Впрочем, Торус довольно галантно подхватил ее и поставил на землю с видом крайне почтительным и благообразным.
Спуск Мидеса оказался тоже весьма удачным, и, подобрав с земли фолиант, некромант с друзьями устремился по тенистой аллее к маячившему неподалеку зданию общежития. Там троица негласно решила обождать смены охраны на воротах, а заодно решить, что делать дальше.

- Который час? - хрипло спросил пришлый и прокашлялся. Когда друзья вошли в комнату, он, не церемонясь, завалился на кровать и сразу же, как только голова коснулась подушки, засопел.
- До мессы еще часа четыре, так что выспаться успеешь, - рассеяно успокоил друга пристроившийся у стола некромант, не отрываясь от книги.
Хельга, сидящая на подоконнике и изнывающая от скуки, вздохнула, а Торус фыркнул:
- Мидес, вернись в реальность, ну к чему мне месса? Я - элвилин, а у нас с Судией сложные отношения. Интересная книжица, кстати?
- Очень, - Салзар наконец-то поднял на друга прозрачные глаза. - Понятия не имею, зачем Винтербрахеру она понадобилась, наверняка же не поймет половины. Там о вызове духов в основном.
- А я не понимаю, зачем ты вообще согласился помогать этому противному толстяку, - буркнула Хельга и прикрыла рот ладошкой, зевая.
- Он притащил мне целый ворох записей заклинателей в обмен вот на это, - юноша-давний постучал костяшкой пальца по твердому алому переплету. - Так что все честно.
- Уж не тех ли, с помощью которых мы зомби подымали? - хмыкнул элвилин. - Мидес, похоже, у тебя какое-то преувеличенное чувство долга...
- Какое есть, - некромант набычился, а потом вздохнул. - Кушать хочется, да и время на исходе... а я-то думал до мессы кое-что отсюда списать...
- Да, не отдавай ты ему эту книгу, и все, - с досадой сказала девушка и спрыгнула на пол. - Пойду, посмотрю, может, на кухне чего добыть удастся?
- Стой! - от рассеянности Мидеса не осталось и следа. - Тут мужское здание, забыла? Достаточно нам того пьянчужки, который вопил давеча, что я девок приволок.
- Ну, я думаю, о том он уже пожалел, - мягко и ядовито произнес пришлый, сел в постели и, тяжко вздыхая, стал расчесывать густые волосы. Волосы трещали, искрили и, как показалось Хельге, точно живые, слушались своего хозяина. - Я не позволю всякому невежде меня с трепетной девой сравнивать.
Салзар и Хельга переглянулись и расхохотались, вспомнив, какой ошарашенный вид был у начинающего мага воды, когда Торус перекидывал того через колено.
- А зря смеетесь, - скривился эйп Леденваль, - потому что голод, как говорится, не тетка, а местная кухня, - он ткнул пальцем в окаменелый кусок сыра на блюде, - мне надоела. Поэтому, дабы не помереть с голоду, предлагаю совершить набег на Цапекову корчму. И, Мидес, не смотри на меня с видом мученика, я не собираюсь отрывать тебя от твоих наук. Мы с леди Блэкмунд, - он поднялся и галантно поклонился девушке, протянув руку, - пойдем туда и посыльного с едой к тебе отправим. Тем более что я обещал расплатиться за ее геройство по добыванию записей у младшей сестры.
Хельга настороженно посмотрела на Мидеса, однако тот с таким счастливым видом поглаживал страницы тома в алом переплете, что девушка тихо хихикнула и, опершись на руку Торуса, грациозно спрыгнула на пол.

- Здесь недалеко, - сказал элвилин, придерживая перед Хельгой тяжелую створку ворот, - не против, если мы пройдемся?
Девушка молча кивнула и осторожно взялась за подставленный локоть. Сейчас, когда они остались вдвоем, она совершено не знала, о чем говорить, как поступать, даже робела перед этим самоуверенным мужчиной чужой расы. И больше всего боялась молчания, которое частенько повисает между собеседниками, когда они едва знакомы. Впрочем, Торуса, кажется, такие вещи не заботили вовсе. Он дернул головой, точно породистый конь и глубоко вздохнул поток встречного ветра:
- Осенью пахнет. Скоро в Солейле станет пусто до зимы. Знаешь, мне иногда тоже хочется уехать. В чье-нибудь поместье, греться у огня, ни о чем не заботиться...
- Собираешься уезжать? - юная волшебница вскинула на спутника быстрый взгляд и почувствовала невесть откуда взявшееся разочарование. - Ну, да, ты же говорил что-то о родовом замке.
- Собираюсь, - элвилин обдал ее изумрудным взором, - на праздник варки меда. Я и вас приглашал, если не забыла. Мне так хочется показать настоящий осенний праздник - тебе и Салзару. А... ты боишься кошек?
- Кошек? - Хельга поклонилась идущей навстречу даме - кажется, одной из многочисленных подруг матушки, и изумленно хмыкнула. - А чего их бояться? Они пушистые и милые.
- О, - протянул элвилин, - поверь, болотные кошки не имеют ничего общего с милыми домашним зверьками. Они - порождение тумана, и очень опасны, особенно зимой и осенью, когда туман почти сутки напролет висит на Леденом. В это время хранительницы Болота спят, и ежели ты, выезжая, допустим, за ворота, увидишь быстрые черные тени и светящиеся в темноте глаза - пиши пропало.
Хельга испуганно покосилась на Торуса, а тот неожиданно ей подмигнул, и было вовсе непонятно, всерьез ли он о кошках или снова дурачится. Девушка на всякий случай обиделась и вздернула подбородок:
- А я все равно не боюсь. И не знаю, как там Салзар, а я точно поеду, потому что мне до смерти надоело сидеть в столице, выслушивать каждый день брюзжание маменьки и ругаться с Джонькой.
Сказала, и сама оторопела от такой смелости. К счастью, они стояли уже подле высокого крыльца трактира "У Цапека", и Хельга поинтересовалась, подбирая строгую серую юбку и поднимаясь по ступеням:
- А родители твои не будут против?
- У меня только мать. И она мотается по всей стране, ей в Ледене тесно. Кроме того, это огромный замок, сама убедишься. Там места хватит на всех моих друзей, - Торус изысканно поцеловал Хельге пальцы и толкнул дверь. - Решено, едем. Расходы беру на себя. Кстати, и в магии там удастся попрактиковаться, тем более что в замке имеется фамильное привидение.
- Ого, - заинтересованно протянула Хельга - имея в виду то ли привидение, то ли открывшееся взору великолепие. О заведении Цапека девушка была наслышана, ее родители, бывало, хаживали туда в их лучшие дни, но увидеть знаменитую корчму лично юная леди Блэкмунд сподобилась только сегодня.
Каменная снаружи, изнутри таверна была устлана деревом - какой-то неизвестной Хельге породы - чуть красноватым, с разводами цвета темного меда. Мебель была из того же материала - изящные столы с древесным кружевом; широкие скамьи со спинками, обшитые мягким коричневым бархатом; полукруглая стойка, начищенная до того, что аж поблескивала под разноцветным светом плавающих в воздухе магических шаров.
Витражи на окнах имели темный колер и света пропускали немного, очевидно, укрывая посетителей от любопытных взглядов с улицы. Но больше всего Хельгу впечатлило зубастое чучело акулы, свисающее на цепях над головами трапезничающих, и темный от времени, треснувший штурвал на стене за стойкой.
- Заметь, - вполголоса проговорил пришлый, сопровождая девушку к свободному столику, - и никаких тебе чадящих факелов, духоты и гари очага. Магия - удобная штука. Особенно, для того, кто может ее себе позволить.
К ним уже бросился половой, лицо которого показалось леди Блэкмунд смутно знакомым.
- Чего изволите?
Торус вполголоса сделал заказ для Мидеса, а потом вопросительно глянул на девушку.
- Ну... - Хельга улыбнулась и мечтательно подняла глаза к потолку. - Давай творог? Свежий, такой в зернышках, и утренние горячие булочки к нему?
Подавальщик слегка поклонился и, сосредоточившись, стал замысловато жестикулировать над столешницей, являя посетителям по очереди творог, булочки и взбитые сливки с чаем и небольшим кувшином меда - чтобы подсластить этот чай. Тут Хельга вспомнила, что видела юношу в Академии - кажется, он учился курсом старше, и покосилась на Торуса. Тот усмехнулся, подмигнул, а когда половой удалился, шепнул, что половина показанных магических пассов - сплошное надувательство, рассчитанное на неискушенного клиента. Хельга тихо рассмеялась, а потом они отдали должное местной кухне.
- Расскажи, - негромко проговорил эйп Леденваль, отставив пустую кружку и откинувшись на спинку скамьи, - а как тебя занесло в Академию?
- Ну, это все родители, - девушка вздохнула, - у матушки есть малые способности в бытовой магии. Правда, она на этот счет особо не распространяется, ее духовнику это очень не нравится. А у меня с детства кое-что получалось. Однажды я подожгла хвост любимой матушкиной болонке за то, что она истрепала мою туфлю, - девушка смешливо фыркнула, - ну, и маман решила, что нужно научиться управлять такой силой, и в общем.... - Хельга пожала плечами, отщипнула кусок булки и засунула в рот.
- Да, болонку определенно жаль. Хотя хвосты у них уродские, - Торус усмехнулся. - Священникам не нравится все, чем они не могут управлять и на что лапу не могут наложить. Впрочем, зря я тебе это говорю. Ты обязательно должна иметь духовника.
Элвилин придвинулся к столу и мимолетно коснулся пальцами запястья девушки:
- Вот как ... как кузнечики прячутся в траве, так и любая волшебница не должна выделяться из толпы... чтобы ее знакомым не пришлось страдать, если церковь обойдется с ней слишком уж строго. Магия - вещь непредсказуемая, иногда она может закончиться не вовремя... Нет, определенно, этот разговор не для завтрака, от него аппетит портится. Давай не будем о скучном.
И он заказал у Цапека осеннего меда. И пару больших серебряных кубков, чтобы было куда этот мед наливать.
- А что там с призраком? - девушка немного оправилась от смущения, вызванного прикосновением собеседника, и подняла глаза на элвилин. - Какая-нибудь Белая Дама?
- О, нет, - Торус прыснул, - не дама. Кавалер. А вернее, мой дорогой дед. Причем, ты просто не представляешь, какой это вредный тип. Понимаешь, моя мать, - пришлый сморщился, точно глотнул уксуса, - поступила несколько опрометчиво, сойдясь с отцом и решившись родить. С арифметикой у нее стало плохо от сердечного жара. Дед, узнав, что его дочурка понесла, сам отправился в Твиллег-Вер, вызывать отца на поединок. Да только... Карета вернулась пустой, кони все в мыле, кучер и лакей что-то лепетали о разбойниках. Не знаю, - Торус потер лоб изящными длинными пальцами. - Все возможно... с тех пор дед частенько выходит из своего портрета. Откровенно, говоря, я надеялся, что Мидес попробует упокоить его дух...
- Салзар? - леди Блэкмунд изумленно сморгнула. - Не думаю, что у него получится. Он только начал обучение, и вообще... - она повозила пальцем по столу. А потом, взглянув на Торуса, мягко сказала. - Знаешь, если бы твоя матушка не поступила, как ты выразился, опрометчиво, ты бы сейчас здесь не сидел. Жизнь - бесценный дар, и нужно уметь быть благодарным за это.
- Хельга! - элвилин возмущенно уставился на нее. - Вот уж не ожидал, что вы зануда! Ребенок должен быть желанным, а не служить для того, чтобы привязать отца. Не будьте лицемеркой, или я рассержусь!
Девушка прищурилась и вздернула подбородок:
- Запомни раз и навсегда. Возможно, я могу нести глупости, на чей-то взгляд, возможно, я покажусь нудной. Но я всегда говорю то, что думаю, и еще никто не обвинял меня в лицемерии.
А потом склонила голову и, приветливо улыбнувшись, кивнула на музыкантов с бубном, дудками и скрипкой, выходящих на середину зала:
- Ты танцевать любишь?
Торус проморозил ее ледяным взглядом:
- Запомни раз и навсегда, котик. Кто говорит со мной в подобном тоне - долго не живет.
И тоже растянул в улыбке тонкие губы:
- Я люблю танцевать. Даже сразу после завтрака. Пойдем? - и, ухватив девушку за руку, поставил на ноги. Швырнул музыкантам горсть серебра. - Эй, плясовую!
И, не успев начать танец, сварливо объявил:
- Хельга. Вы наступили мне на ногу. Давайте еще раз.
- Это когда еще? - фыркнула раскрасневшаяся от злости волшебница. - Если бы я отдавила вам ногу, то непременно бы это заметила. И если вы начнете танец еще раз, я смогу это доказать.
Она упрямо тряхнула головой, отбила подошвами несложный ритм плясовой и утянула спутника туда, где несколько танцующих пар уже образовали круг.
- С утра... плясать... а еще столица, - выделывая ногами кренделя, ворчал Торус. Пришлый был легок, как осенний лист, несомый ветром, и многие девушки засмотрелись на него. И парни тоже: исподлобья и мрачно. Глядя на его угрюмое лицо, Хельга вдруг рассмеялась - от былой обиды не осталось и следа, и девушка остановилась, запыхавшись и прижав руку к груди:
- Ну, пойдем, сядем, если тебе не нравится.
А потом неожиданно для себя потянулась и звонко чмокнула пришлого в щеку.
Элвилин ошарашено заморгал и закружил волшебницу по зале, легко огибая углы столов:
- Мне нравится! К лешему все, мне нравится! Я давно не...
Тут он перехватил взгляд молодого аристократа и, остановившись подле, нахмурился:
- Сударь? Вы что-то имеете сказать?
Парень смешался и поклялся, что не имеет.
- Пойдем, - леди Блэкмунд потянула Торуса прочь, - он просто завидует. Знаешь, иногда так здорово отбросить аристократические манеры и просто быть собой.
- А поехали к водопадам? - тряхнул смоляной гривой пришлый, бросая по дороге монеты на их столик, - Я по ним скучал, а до мессы еще время есть.
- Поехали, - согласилась Хельга и поймала себя на мысли, что вовсе бы и не расстроилась, променяй храмовое действо на целый день в обществе эйп Леденваля.


Шаман за скверную погоду недавно в бубен получил...
 
SeidheДата: Среда, 18.06.2014, 08:58 | Сообщение # 2
Главный вампир
Группа: Глашатай
Сообщений: 2452
Награды: 77
Репутация: 86
Статус: Offline
Ох, чую, уведет Хельгу остроухий!

Станьте солнцем, вас все и увидят
 
ТриллвеДата: Среда, 18.06.2014, 13:06 | Сообщение # 3
Великий магистр
Группа: Князь
Сообщений: 13772
Награды: 86
Репутация: 93
Статус: Offline
8

 
Форум » Библиотека (фантастика, фэнтези) » Сага листвы » Глава 4 (Роман, фэнтези)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Copyright MyCorp © 2019 Бесплатный хостинг uCoz