Суббота
20.01.2018
11:39
Приветствую Вас Паломник | RSS Главная | Кусики от Тевусики - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Библиотека (фантастика, фэнтези) » Крези Грант » Кусики от Тевусики (:Р)
Кусики от Тевусики
ТеоДата: Вторник, 09.01.2018, 20:07 | Сообщение # 1
Придворная ведьма
Группа: Князь
Сообщений: 12184
Награды: 87
Репутация: 87
Статус: Offline
Я не помню, как создавать раздел. В принципе, и фиг с ним. Буду сюда кидать всякие концептуальные и нужные кусочки текста. Опять же, надо же куда-то знакомых отправлять по блату дочитывать то, чего еще не выложено. 56 От пенделей, кстати, тоже не откажусь...

Глава 13

Пока наемный экипаж тащился по улочкам Хоррхола, наступили сумерки. Вылезая из повозки у калитки нового дома, Катрина с опаской огляделась и вздрогнула – у соседского забора шевельнулась чья-то тень. Душа ушла в пятки. Мало ли, кто там затаился – припозднившийся пьянчужка, соглядатай Квадриги или еще кто похуже…
Мисс Харт спешно рассчиталась с кучером и, договорившись, что тот вернется ближе к полуночи, взбежала по ступеням. Влетела в дом, прижала ухо к двери и немного подождала, не станет ли кто копошиться на крыльце? Опасения оказались напрасными, но девушка на всякий случай задернула в прихожей занавески. И только потом осторожно, стараясь не споткнуться в полумраке, пошла в гостиную.
В доме стояла тишина. Мисс Харт поднялась в комнату брата, зажгла лампу и горько вздохнула. Прислуга еще не добралась сюда с уборкой, и бардак, оставшийся после визита дознавателей, выглядел впечатляюще. Сундуки были перевернуты, шкафы перерыты, постель сброшена на пол, а посреди письменного стола стояли домашние туфли с оторванными подметками. Кати угрюмо закусила губу, размышляя, хранил ли брат дома деньги, и, если хранил, не осели ли они в карманах коротышки Квадриги?
Пошевелив ногой ворох рубашек, и помянув недобрым словом Женевьеву, девушка принялась складывать вещи, надеясь обнаружить наличность. Спустя четверть часа настойчивость ее была вознаграждена – в одном из сундуков нашелся кошель с монограммой брата. Мисс Харт поспешно пересчитала монеты и облегченно вздохнула – на первое время хватит, а потом она что-нибудь обязательно придумает. А не придумает – наставник подскажет.
Катрина вспомнила, что вскоре снова увидит Марка и прижала прохладные ладони к заалевшим щекам. Мысль была волнующей. Девушка повесила кошель на пояс и, прежде чем отправиться к себе, решила зайти на кухню – от сладких блинчиков только аппетит разыгрался.
Не желая будить слуг, мисс Харт тихонько прокралась вниз по лестнице и едва не завизжала от неожиданности. Посреди кухни за столом кто-то сидел. Донеслось тихое "Ой!", и Кати, узнав Юльке, со свистом выдохнула сквозь сжатые зубы.
– Тьфу, напугала! Чего в темноте-то? – Катрина подняла повыше лампу.
– Страшно, – отозвалась девчонка. – Сначала все эти ужасы, а потом и ты куда-то запропастилась...
Мисс Харт, тронутая беспокойством служанки, сразу же помягчела.
– Со мной все хорошо, я по делам ходила.
– К тетке?
Кати скривилась, вопрос проигнорировала и, подойдя к буфету, принялась шарить на полках.
– Что ты ищешь? – тут же полюбопытствовала служаночка.
– От ужина ничего не осталось?
– Пироги на столе, еще картошка есть, но она холодная. Печку разжечь?
– Ладно, не надо. Лучше молока налей.
Катрина поставила лампу на стол и, ухватив пирог, впилась в него зубами. Теплый свет, подкрасив лица медовым оттенком, разогнал тьму по углам и образовал уютный островок. И на мгновение показалось, что за границей его не существует ни тюрем, ни Наследников, ни прочих волнительных и страшных вещей. Где-то несмело чирикнул сверчок, а Кати подумалось, что вот бы Бенедикт сидел сейчас рядом. Но на такое, пожалуй, и магия не способна.
Юльке придвинула к хозяйке чашку с молоком и уткнулась в свою, кидая любопытные взгляды поверх края. Сделав крупный глоток, Кати задумчиво поинтересовалась:
– Скажи, а тебе когда-нибудь хотелось стать магом?
Девчонка аж поперхнулась. Закашлялась, а потом задушено прошептала:
– Что я, ума лишилась думать о таком? Я ж простая.
– А если бы вдруг оказалось, что у тебя дар?
– Не оказалось бы. – Юльке отчаянно затрясла головой. – Ну и вопросы ты задаешь...
– Так интересно же!
Мисс Харт подперла щеку кулаком и замечталась. Как же здорово иметь могущество! Никакая Мадлена не посмела бы прогнать племянницу, все бы с ней считались, а брат... пожалуй, она и сама смогла бы вытащить Бена из передряги.
– Плохо это, – донесся тихий голос служанки. – Знаешь, я видела, как она изменилась...
– Кто?
– Джина. В приюте воспитывалась. И раньше-то была не слишком доброй, а уж после того, как поняла, что в ней магия просыпается – нам, младшим, житья не стало.
Юльке тяжело вздохнула и, отложив кусок пирога, смахнула крошки со стола. – Всё старалась доказать, какая она необычная, не то, что мы – простецы да простофили. Наставники то ли не разглядели дара, то ли им всё равно было, но учить ее не брались. Знамо дело, что у состоятельных горожан принято, на сирот не распространяется. За обучение Джины никто ж платить бы не стал.
– Она колдовала? – Катрина заинтересованно вскинула брови.
– Пыталась. Только слабо у нее выходило, но это и к лучшему. Не очень приятно, знаешь ли, когда на тебе отрабатывают какое-нибудь боевое заклинание. Она, поди, книжки таскала у наставников.
– Погоди, а где ж она на это силу брала? Для волшбы ритуал нужен.
– Несколько раз к приютским подкатить пыталась, видать, единение попробовать хотела. Да только дураков нет. А так... – Юльке нахмурилась, – Была у нее подружка-тихоня. По-моему, она Джину боялась. Вот я и думаю, соглашалась, наверное, на что-то такое. Я не раз слыхала, как она плакала.
Служаночка зябко передернула плечами.
– А еще... заглянула я как-то днем в павильон садовый, а там эти двое сидят. Мари уставилась в одну точку, равнодушная такая. Ох, я испугалась тогда. Взгляда этого испугалась. Точно она и не человек вовсе, а кукла с ярмарки. А рядом Джина – эта-то вполне живая. Щеки раскраснелись и глаза, точно маслом смазанные, блестят. Мерзко.
– А ты?
– Убежала сразу, Джина меня не заметила. А Мари я больше не видела. Говорили потом, что уехала.
Мисс Харт покосилась на блюдо с пирожками и поняла, что аппетит пропал. С досадой поглядела на Юльке, недовольная, что та вот так вот грубо обошлась с мечтами, и резко бросила:
– Ты же сама сказала, что эта ваша Джина и раньше была не сахар. Причем тут магия? Думаешь, заведись у нее, допустим, деньги, она бы такой противной не стала?
– Магией бед натворить легче, – тихо ответила Юльке. – Думаю, она даже самого хорошего человека испортит.
– Что за ерунда! – Мисс Харт окончательно рассердилась. Вот ведь глупая служанка!
Встала, упрямо дернула головой и буркнула:
- Пойду я. На похороны собираться нужно.
Девчушка испуганно вытаращилась; раскрыла рот, потом снова закрыла: – А-а... чьи похороны? Куда в ночь-то?
– Архагета провожают, – снизошла до объяснений Кати и довольно покосилась на ошарашенную физиономию Юльке. – Наставник быть велел.

В своей комнате мисс Харт зажгла свечи, несколько раз прошлась из угла в угол, успокаивая неясную тревогу, а после задержалась перед зеркалом. Поморщилась, заметив темные круги под глазами, и отправилась умываться, попутно размышляя, какое же платье надеть к торжественному случаю. Или, свиданию? Вот только с кем? Братом, или, может…
Холодная вода из тазика охладила девичьи щеки и освежила лицо. Платье было решено надеть самое скромное. А то наставник решит еще, что Кати кокетка пустоголовая, и помогать раздумает. Потом она долго причесывалась, выбирая ленты и гребни, так что сборы ещё больше затянулись. В конце концов, когда девушка наконец осталась собой довольна, с улицы донесся звук подъезжающего экипажа. Выглянув в окно, Кати в свете факела разглядела знакомое лицо кучера.
− Что ж, − сказала она сама себе, − надеюсь, мне помогут. Кто его знает, вдруг наставник решил воспользоваться случаем и, пока идет погребение, устроить нам с Бенедиктом встречу?

Кажется, Кати успела задремать под мерный стук колес, потому что разбудило ее пение. Где-то неподалеку суровые мужские голоса выводили погребальный канон. Похлопав со сна ресницами, девушка высунула нос из экипажа и увидела, что они как раз въехали на площадь, озаренную множеством факелов. Дома и лавки в метущемся ночном освещении выглядели иначе, чем днем – мрачно и страшновато. А черные громады дубов и вовсе казались грозными великанами. Катрина поежилась, а кучер тем временем остановил повозку и свесился с козел.
– Приехали, мисс!
Спрыгнув со ступеньки, девушка протянула вознице медную монетку, поправила на голове шаль и почти бегом бросилась к храму. Неужели опоздала?
В конце дубовой аллеи воины Пламени, охраняющие ворота, негромко переговаривались с парой пожилых горожан. Мисс Харт придержала шаг.
Слева зашуршали листья, и девушка вздрогнула.
- Ох, кажется, я становлюсь излишне мнительной...
Она покосилась на темную громаду вековых деревьев, но ничего подозрительного не разглядела. Впрочем, если за ней и следят сейчас, это даже к лучшему. Пусть Квадрига знает, что Кати настолько добропорядочна, что и среди ночи не побоялась пойти попрощаться с архагетом.
Мисс Харт гордо вскинула подбородок, вытащила из кармана птичку Марка и решительно пошла вперед.
Воин Пламени, мельком глянув на камушек, удивленно поднял брови, однако смолчал. И даже предупредительно придержал створку ворот, пока Катрина с опаской проходила под поднявшейся аркой охранного заклинания. Войдя во двор храма, мисс Харт всё же не сдержалась, бросила взгляд через плечо, надеясь выяснить, была ли слежка. Но радужный пузырь уже опустился, а за маслянистыми переливами разглядеть, что происходит за воротами, оказалось невозможным.
Девушка вспомнила, как переливался под солнцем защитный купол над головой Светлого Лебедя и вздохнула. Вот ведь как бывает. Сильный маг – и тот не устоял перед вероломством Наследников. И пусть она видела архгета мельком, суровое одухотворенное лицо его, кажется, навсегда врезалось Катрине в память.

Внутри храма было душно и сумеречно, только вдоль лестниц неярко горели траурные фонарики. Огромная магическая сфера в центре зала скупо мерцала зловещим алым - будто само Пламя, потеряв свое обычное янтарное сияние, оплакивало кончину Ирсы. Отовсюду неслись вздохи, шорохи, тихие всхлипы, а над головами всё пыл и плыл тягучий древний канон-прощание.
Мисс Харт немного опасалась, что столкнется с теткой или Дитой Такер, и теперь порадовалась сумраку. Впрочем, окружающие были незнакомы - мужчины в скромных одеяниях в пол, с забавными остроконечными шапочками на головах, несколько женщин в возрасте. Прихожане настолько увлеклись происходящим, что на Кати внимания, кажется, вовсе не обращали. Девушка поднялась на цыпочки, стараясь разглядеть, что же происходит в центре зала.
Тело архагета, завернутое в белоснежный саван, покоилось на возвышении у подножия сферы. Пространство вокруг было сплошь завалено снопами – очень похожими на те, что носили в праздник Плодородия, а может и ими же самыми, только без украшений. Лишь темно-красные ленты не давали рассыпаться высохшим колосьям.
Несколько наставников в багровых симарах стояли по обе стороны погребального ложа. Неподалеку, впереди толпы прихожан, сбились в кучу зевающие дети. Приютские, решила мисс Харт.
Волнуясь, она стала выискивать Марка и, наконец, подняв глаза выше, облегченно вздохнула. Знакомая фигура как раз показалась на лестнице, в толпе остальных магов (мужчин и женщин), спускающихся со второго яруса. Конечно, очень глупо было полагать, что стоит Кати прийти в храм, как наставник тотчас бросится устраивать ей встречу с братом. Мисс Харт набралась терпения и постаралась проникнуться духом момента. Тем более, что сделать это было несложно.
Поминальный канон, кажется, подходил к концу, во всяком случае, Кати узнала последние слова. Спустившиеся маги выстроились полукругом возле тела архагета, и девушке хорошо был виден сосредоточенный профиль наставника с упавшей на лоб прядью волос.
Пение сошло на нет, в храме воцарилось молчание, нарушаемое лишь тихими всхлипами. А наверху лестницы снова началось движение. Седовласые старцы в белых одеяниях медленно и величаво шли к притихшей толпе. В руках у каждого светилось по Искре – вроде тех, что традиционно раздавались перед единением, только более крупной и играющей траурным багрянцем. Геронты, поняла Катрина.
Маги у сферы зашевелились, оттесняя прихожан, и по образовавшемуся проходу старцы гуськом направились к телу Светлого Лебедя.
- Магия должна служить людям, - прошелестел по храму невыразительный голос. Точно не старец, а сам ветер отозвался из дубовых крон. - И Светлый Лебедь Ирса был образцом в своем служении.
- Ох, и что же теперь будет, - донесся до мисс Харт взволнованный шепот кого-то из прихожан. - Ведь Ирса был...
На говорившего шикнули, а Катрине вдруг стало страшно. А, действительно, что же теперь станет с островом, с магией? Ведь ушел последний из Лебедей. Хотя, остров-то, наверное, простоит. Ведь жило же Пламя до того, как здесь объявились птицы...
Одинокий и звонкий голос-причитание вознесся к сводам храма, и прихожане, все, как один, рухнули на колени. Геронты, подняв руки, выпустили сферы. Багряные огоньки поплыли по воздуху к телу Ирсы, и Кати изумленно открыла рот, жадно следя за действом из-за плеч соседей.
Искры Пламени завертелись над почившим архагетом, всё ускоряя движение, сходясь в единый огненный круг. А потом, начинаясь откуда-то сверху, прокатился по храму тяжелый басовитый скрежет. Мисс Харт, вздрогнув, запрокинула голову. Темный потолок над ней медленно раскрывался, впуская в помещение лунный свет. И, пораженная зрелищем, Катрина подумала, что вот так, наверное, выглядит изнутри распускающийся цветок.
Тонкие лучи ночного светила встретились с огненным кольцом, и тело Ирсы стало изнутри наливаться сиянием. Легкий вздох пронесся по храму, а Катрина вдруг поняла, что до боли в пальцах стискивает подол юбки. Она сморгнула – в какой-то момент свечение стало уж вовсе нестерпимым – и ахнула, присоединив свой голос к остальным прихожанам. Архагет вспыхнул, рассыпался на тысячу язычков пламени, а потом весь свет в храме слился в один пульсирующий шар. И шар этот торжественно и величаво устремился вверх, к ночному небу. Мисс Харт почувствовала, как невольные слезы – то ли восторга, то ли печали – защекотали ей щеки, и вымученно улыбнулась, заметив, как прежде, чем скрыться из виду, светящийся шар обернулся огненной птицей.
– Ну, вот и всё, – шепнул кто-то неподалеку, – Светлый Лебедь обрел покой.
Кати вытерла ладонью мокрые щеки и огляделась. Прихожане, поднимаясь с колен под скрип закрывающегося купола, молча покидали храм. Геронты и наставники с наставницами тоже потянулись вверх по лестнице. Потеряв из виду брата Марка, девушка поспешно встала и обняла себя за плечи. Неужели всё закончилось? Ей-то казалось, что кто-то из магов должен был сказать о том, каким останется Светлый Лебедь в их памяти, ну или что-то подобное – торжественное и церемонное.
Сделав несколько шагов против потока расходящихся горожан, мисс Харт приблизилась к месту, где недавно лежало тело. Скомканный саван да несколько колосков, осыпавшихся со снопов – вот всё, что осталось от архагета. Воровато оглянувшись и убедившись, что на нее никто не обращает внимания, Кати зачем-то ухватила один из колосков и сунула за пазуху. На память? Для оберега? Мисс Харт сейчас и сама бы себе не ответила.
В храме стало светлее – это сфера в центре зала постепенно разгоралась, возвращая свой обычный цвет. Катрина растерянно посмотрела в сторону лестниц – там уже никого не было, да и у входа последние прихожане покидали храм.
Девушка с озадаченным видом отошла к стене и, присев на узкую скамеечку, стала терпеливо дожидаться наставника. В конце концов, не мог же он просто забыть про Катрину. Или мог? А если вдруг сейчас придет кто-нибудь из магов и ее прогонит? Или Воин Пламени? Эти-то явно церемониться не станут.
Тем временем храм совсем опустел и Кати окончательно растревожилась. Вновь достала амулет-птичку и зажала в кулаке. Может быть, наоборот, стоит поискать кого-нибудь из служек, попросить передать наставнику весточку?
Скрипнула дверь, и мисс Харт съежилась на своей скамеечке, стараясь сделаться как можно незаметнее. Выйдя откуда-то сбоку, у подножия лестницы остановились двое, и Кати облегченно выдохнула, узнав брата Марка. Вторым же оказался пожилой горбоносый человек в белоснежном одеянии геронта. Мужчины о чем-то заговорили вполголоса – странно, но в пустом зале, где, казалось, звуки должны разноситься гулким эхом, Кати так и не смогла разобрать ни слова. Старик меж тем бросил в сторону мисс Харт быстрый взгляд и тронул собеседника за плечо. Тот обернулся, коротко кивнул Катрине и снова углубился в разговор. Девушка воодушевилась – может, наставник говорит со старейшиной о судьбе Бенедикта? Если на его стороне выступят геронты – никакой Квадрига больше не посмеет обвинять Бена.
Вскоре старик скрылся за лестницей, на прощанье бросив еще один взгляд в сторону девушки, а брат Марк, подойдя к ней, устало плюхнулся рядом.
– Ну и ночка выдалась, – слабо улыбнулся он и потер двумя пальцами переносицу. – Как тебе ритуал?
– Впечатляет, – покивала Кати и протянула птичку магу. – Вот, это ваше.
– Оставь. Пригодится.
Он отвел пятерней волосы со лба и прикрыл глаза, прислонившись затылком к стене.
– Вам нехорошо?
– Пустяки, ничего страшного. Просто сил много ушло.
Катрина только сейчас поняла, что превращение Ирсы не обошлось без помощи его соратников, и разочарованно вздохнула.
– А я думала, он сам. Вернее, его забрало Пламя, и…
Наставник глянул насмешливо и мисс Харт смутилась.
– Забрало, конечно. Светлый Ирса улетел к вершине Миллендау, чтобы соединиться с магией. Круговорот. Но нам всё равно пришлось помогать. Ладно, это сложно. – Марк ободряюще улыбнулся и потрепал Катрину по запястью. – Я тебе как-нибудь подробнее расскажу, когда будешь немного разбираться в магической науке. Если захочешь, конечно.
– Конечно, захочу! – Кати встрепенулась и с замиранием сердца подумала, что Марк, не иначе, всерьез решил взяться обучать подопечную.
– Вот и славно. – Наставник пристально посмотрел на девушку и вопросительно поднял бровь:
– То есть, ты согласна на то, что мы попробуем разбудить в тебе силу?
– Согласна. – Мисс Харт поспешно закивала, а потом вспомнила о важном.
– Брат Марк, так что там с Беном?
– Дело сложное. – Маг поскучнел. – Понимаешь, я всю ночь был занят и просто не нашел времени разузнать о твоем брате. Понял только, что всё там очень серьезно закрутилось. Дай мне время.
– О-о… – устыдившаяся Кати почувствовала, как кровь бросилась к щекам. Это ведь она весь вечер наслаждалась ужином и крутилась перед зеркалом. А брат Марк… – Простите, я не подумала! Конечно, я буду ждать, сколько нужно.
– Ну, я не думаю, что это будет слишком долго. – Из-под ресниц Марка девушку окатило лукавым теплом, и она почувствовала, как мягко торкнулось в груди сердце. – Но что ты сама пока думаешь делать?
– Наверное, буду сидеть дома. Ждать…
Мисс Харт поежилась. Интересно, как быстро Квадриге станет известно, что она была одной из девушек, сопровождавших Бена и Моргана? Наверное, что-то отразилось у нее на лице, потому что Марк сказал:
– Это вовсе не обязательно. Коли уж ты решилась познакомиться с магией поближе, я могу отправить тебя на обучение.
– Это куда? – удивилась Кати.
– У нас есть поместье, за городом. Там сейчас как раз занимаются молодые маги. В Хоррхоле нет подходящих мест для практики. Ведь неуправляемая сила порой может принести кучу неприятностей.
Мисс Харт припомнила снег и порхающие с полок книги, когда сам наставник лежал без сознания, и понимающе покивала. А потом подумала, что уж за пределами города Квадриге ее точно поискать придется.
– И когда отправимся?
Наставник негромко рассмеялся:
– А ты решительная. Да вот хоть сейчас. Скоро рассвет, как раз к завтраку и доберемся.
– А… обучать меня вы будете? – Кати, уяснив, что ее приключение может начаться прямо у порога храма, снова разволновалась. Впрочем, родственники ее теперь не потеряют, а прислуге она потом письмо отправит.
Маг поднялся и, подмигнув девушке, протянул руку:
– Неужели ты думаешь, что я еще кому-то доверю такую драгоценность, как ты, милая Кати? И, да, кажется, ты вовсе позабыла, что я просил обращаться ко мне на «ты».
Мисс Харт вложила дрогнувшую кисть в теплую ладонь наставника и смущенно потупилась. А потом вспомнила о соглядатаях Квадриги и нахмурилась. Демонстрировать их с наставником отъезд девушке не хотелось совершенно.
– Брат Марк, – сказала она осторожно, следуя за ним к боковой двери храма, – пока я сюда добиралась, мне показалось, что за мной шли какие-то люди. И я подумала – а вдруг, это те, из-за кого обвиняют Бенедикта? Как их там… Наследники?
– И какое им дело до тебя? – прищурился маг, обернувшись через плечо.
– Возможно, никакого, и у меня просто разыгралось воображение. А, возможно, они хотят меня заставить оговорить брата. Как бы там ни было, мне сейчас очень страшно.
Маг хмыкнул и медленно кивнул: – Не волнуйся, в обиду я тебя не дам. К тому же, мы отправимся сразу со двора, ты, главное, из экипажа не высовывайся.
Миновав узкий коридор, они вышли в темный холл с традиционными статуями птиц по углам, а потом наставник пропустил девушку вперед, и она оказалась на заднем дворе. Через высокую ограду и дубовую поросль мисс Харт даже разглядела крышу здания, в котором в прошлый раз встретила наставника. А еще тех странных мужчин… заговорщиков. Девушка поежилась и тут же ойкнула, оторвав взгляд от освещенной луной черепицы – на плечи опустилось что-то теплое и мягкое. Темный шерстяной плащ.
Обернувшись, Кати увидела брата Марка – тот неслышно вышел следом, успев где-то прихватить плащ и для себя – такой же, что набросил на подопечную.
– Дорога неблизкая, – устало улыбнулся он. – Но повозка уже ждет, я как раз собирался отправиться в поместье после службы.
Подал руку и свел Катрину с высокого мраморного крыльца.


Шаман за скверную погоду недавно в бубен получил...
 
ТеоДата: Вторник, 09.01.2018, 20:07 | Сообщение # 2
Придворная ведьма
Группа: Князь
Сообщений: 12184
Награды: 87
Репутация: 87
Статус: Offline
Глава 14

Мисс Харт так и не поняла, в какой момент они выехали из города – вот только, кажется, за окошком повозки мелькали приземистые постройки нижнего квартала, как уже, минуту спустя, обзор закрыла темная громада каменной скалы. Экипаж, покачиваясь, устремился вверх, и только отблески фонарей, освещавших дорогу кучеру, причудливо играли с тенями на камне. Девушка с любопытством вытянула шею, стараясь рассмотреть вид из противоположного окошка, но там и вовсе клубился сплошной туман, еще и занавеска мешала. Сидевший рядом Марк повернул голову, и Катрина потупилась, перехватив его вопросительный взгляд.
– Мы едем вглубь острова?
– Сначала вглубь, потом опять к побережью, – наставник с трудом сдержал зевок и потряс головой. – Извини, глаза просто закрываются.
– Может, вы поспите? – Кати с сомнением покосилась на противоположное сидение, заваленное какими-то мешками и свертками.
– Ничего, потерплю, – маг усмехнулся. – К тому же, не каждый день путешествуешь в обществе хорошенькой девушки. Да и, сдается мне, у тебя накопилось столько вопросов, что поспать ты мне все равно не дашь.
Мисс Харт вспыхнула, сердито глянула на наставника и, встретив его смеющийся взгляд, тут же простила. Фыркнула в ладошку и кивнула.
– Вообще-то да. У меня сейчас такое ощущение, что еще немного, и я просто лопну от любопытства. Страшно хочется увидеть эту вашу школу, попробовать свои силы. А ну, как и вправду из меня что-то получится? Да и с похоронами этими так интересно вышло. Вот, допустим, у нас дома. Там если наставники начинали говорить, обычно это затягивалось до самого обеда. А тут… ой.
Тут она сообразила, что крайне непочтительно отзывается и о скорбном действе, и о магах вообще, и поспешно прикусила язык. Но брат Марк, кажется, вовсе не рассердился. Глубоко вздохнул, откидываясь затылком к спинке сидения, и прикрыл глаза.
– Кати, как говорят у нас – в молчании многие добродетели. Крачки вообще не болтливы. Что толку сотрясать воздух словесами, когда можно просто сделать? Вот и Ирса, я уверен, предпочел бы, чтобы всё произошло как можно скорее. Сдается мне, что после кончины зов Пламени для его души казался ему важнее всех разговоров и даже доброй памяти.
– Ага, – смущенно кивнула девушка и подумала, что уж она-то точно не крачка, с такой-то болтливостью. А потом вспомнила разговоры в храме.
– Брат Марк, а, правда, что Светлый Ирса был последним Лебедем?
– Правда.
– И… что теперь будет? Со всеми, с островом?
– Точно никто не знает, – наставник пожал плечами, – но сдается мне, что ничего страшного. Светлые Лебеди выполнили то, что было предначертано – подарили магию миру. Полагаю, крачки справятся с этим ничуть не хуже. Тем более что мы не привязаны к острову, можем черпать магию вдали от источника, и этим более совершенны. Возможно, больше не будет магов такой силы, каков был Ирса, но для обычной жизни магии всем хватит.
– А я вот как думаю. – Катрина устремила рассеянный взгляд в стену повозки. – Светлый Ирса, да и все Лебеди, что были раньше, никуда не ушли. Слившись с Пламенем, они остались на острове и отныне станут незримо помогать своим подопечным…
– Возможно, в чем-то ты и права, – Марк, приоткрыв глаза, повернулся к девушке и коротко усмехнулся. – Хотя, рассуждения твои весьма забавны. И, если ты утолила первое любопытство, может быть, немного вздремнешь? Учти, что в поместье разлеживаться до вечера я тебе не позволю.
Он потянулся к груде вещей и, поворошив тюки, выдернул откуда-то снизу подушечку-думку, вышитую мелким крестиком. Сунул Кати в руки и, снова откинувшись к спинке сидения, невозмутимо смежил веки.
Мисс Харт немного повозилась, устраивая подушку у плеча, обиженно посопела, а потом и сама не заметила, как уснула под ровный бег повозки.

Показалось, что продремала она всего ничего, как легкий толчок возвратил мисс Харт в реальность. Моргая спросонок, Кати в первый момент не сообразила, где находится и только с удивлением смотрела, как чьи-то шустрые руки вытягивают в дверь поклажу с соседнего сидения.
Повозка стояла. Девушка огляделась и, ойкнув, подобрала под себя ноги, когда какой-то юноша, наполовину засунувшись в экипаж, принялся вытаскивать самый здоровый мешок.
– Крупа рисовая, двадцать фунтов, – долетел до Катрины чей-то скучный голос, а потом вместо юноши в карету заглянул брат Марк.
– Приехали.
Он подал руку и помог мисс Харт вылезти из экипажа. Ладонь у Марка оказалась теплая и сильная.
На улице занимался блеклый рассвет, и Катрина заинтересованно огляделась. Повозка стояла посреди широкого двора – с сараюшками, в которых кто-то мекал и похрюкивал и с забором, за которым пенились густые кроны яблонь. В дальнем конце возвышался двухэтажный домина, чем-то похожий на госпиталь в родном Тумаллане. Впрочем, долго любоваться окрестностями ей не дали – брат Марк решительно ухватил подопечную за плечо и повел к крыльцу большого дома.
– Сейчас отдохнешь, – торопливо просвещал он на ходу, – потом тебя проводят в трапезную, а дальше я тебя представлю.
– Кому?
– Магам. Ученикам. Может и хозяину школы, как получится.
– Хозяину?
– Ты не голодна? – Марк остановился и пытливо заглянул в лицо Катрине. – Можем позвать кухарку.
– Нет, я... – Кати с трудом сдержалась, чтобы не зевнуть во весь рот. Свежий воздух, поначалу взбодривший девушку, кажется, начал сдавать позиции её требующему сна телу.
– Понял, – наставник коротко улыбнулся и легонько щелкнул мисс Харт по носу. – Держи выше и ничего не бойся. Выспишься, и всё будет хорошо.
– А я и не боюсь, - смущенно шепнула Катрина, глядя в глаза Марку - не глаза, а теплый мёд, – с вами...
– С тобой, – в очередной раз поправил ее наставник и обернулся к одному из рабочих, копошащихся у экипажа: – Эй, Леви, проводи ученицу в зеленую комнату.
Парнишка кивнул, отряхивая руки и, не сказав ни слова, повел мисс Харт темными коридорами спящего дома. На втором этаже отомкнул одну из дверей и так же молча удалился.
Наверное, зеленая комната была действительно зеленой – сил выяснять это у мисс Харт уже не было. Подремывая на ходу, Кати разделась, добрела до кровати и облегченно провалилась досыпать.

А комната оказалась неожиданно уютной и красивой. И, да, приятные оттенки зелени радовали глаз – от обитых жаккардом нежно-салатовых стен до темно-травяного ковра и фисташковых занавесок. Зато мебель была весьма скромной – простая деревянная кровать, небольшой столик у окна со стулом без спинки, в углу массивный сундук, а у стены ширма с аляповатыми маками и потемневший от времени комод. На комоде, в широком глиняном блюде, застеленном кружевной салфеткой, мерно светила сфера Пламени.
Мисс Харт зевнула, потянулась, а потом, услышав скрип двери, натянула тонкое одеяло до подбородка.
В комнату проскользнула черноволосая девушка – высокая, скуластая и худая, точно состоявшая из сплошных углов. Длинное прямое платье на ней тоже было черным.
Она окинула комнату быстрым взглядом, задержавшись на брошенной поверх сундука одежде Катрины. А потом, заметив, что хозяйка платья не спит, заинтересованно вскинула брови:
– Это ты, чтоль, поутру с Подлизой приехала?
– Чего? – не поняла Кати, усаживаясь в постели. – Меня наставник привез.
– Ну, я и говорю, – чернявая криво ухмыльнулась, – что с ним. Мы его все так называем. Больно уж перед отцом Риланом выслуживается. Так хвостом и метет, точно и не крачка вовсе, а пес дворовый.
– Тебя-то как зовут? – Катрина прищурилась, думая, что, как пить дать, наябедничает наставнику на дерзкую девицу.
– Джина, – дернула та тощим плечиком, – я тут старшая. Помощница геронта. Отец Рилан мне доверяет управление поместьем и учениками. Так что, – она осклабилась недоброй улыбкой, и Кати разглядела мелкие желтоватые зубки, – со мной лучше дружить. Я, кстати, многому могу тебя научить.
– Полагаю, что умение разносить полотенца мне не слишком пригодится, – Катрина надменно кивнула на мягкую стопку в руках девицы. – Меня зовут мисс Харт. Я из Верхнего города.
Джина покраснела и зашвырнула одно из полотенец на верхушку ширмы:
– Вообще-то, речь о магии. Я здесь лучшая ученица.
– Весьма польщена. – Кати откинула одеяло и с величественным видом встала с кровати. – Но, боюсь, меня возьмется обучать брат Марк. Лично. Здесь есть гребень? И где можно умыться?
– Всё там. – Джина кивнула на дверь за ширмой и дернула краешком губ. – А я-то думала, ты нормальная. А ты такая же, как он.
– Если ты имеешь в виду брата Марка, то благодарю за похвалу. Надеюсь, что однажды я тоже стану настоящей крачкой.
– Обед через полчаса, – процедила сквозь зубы гостья и, развернувшись на пятках, стремительно пошла прочь.
Кати вздрогнула от хлопка двери и резко выдохнула. Вместе с воздухом куда-то ушли все ее злость и самоуверенность.
– Ничего себе, – буркнула мисс Харт, босиком вваливаясь в небольшую туалетную комнатку с жестяным рукомойником, скамейкой, крашеной в белое и мутным зеркалом на беленой же стенке. – Чувствую, скучать мне тут не придется...
Она прижала нос к небольшому окошку, но буйная листва какого-то неизвестного дерева помешала насладиться видами. И, умываясь холодной водой, которую начерпала в рукомойник из стоящего тут же ведра, Кати усиленно вспоминала, почему ей кажется смутно знакомым имя вредной девицы.
Так ни до чего не додумавшись, она вернулась в комнату, уселась на постель, поджав под себя замерзшие ноги, и принялась вычесывать спутанную со сна шевелюру. Подумала, что личных вещей у нее нет, но, наверное, можно будет отправить в Хоррхол посыльного? В любом случае, брат Марк наверняка знал, что делает, срывая Кати на новое место посреди ночи. Вспомнила усталое лицо наставника и невольно улыбнулась. Что бы там ни бубнила про него эта противная скелетина, мисс Харт привыкла доверять собственным впечатлениям. Марк – не из тех, кто будет вилять хвостом перед кем бы то ни было.
Она аккуратно сложила чужой плащ и пристроила его на сундук, а потом принялась за свою одежду. Встряхнула платье, и к ее ногам выпал сушеный колосок, который девушка прихватила с последнего ложа Ирсы. Мисс Харт охнула, осторожно подняла святыню, зачем-то подула на нее и бережно пристроила в глиняное блюдо. Ласково погладила пальцами лежащую рядом сферу и принялась поспешно одеваться.
Катрина и сама не очень поняла, чего ожидала, выходя из комнаты – гомона учеников, топота ног магов, идущих к трапезе; может быть встретить кого-то из учителей, на худой конец – столкнуться под дверью с противной Джиной. Только не того, что пространство со множеством дверей окажется пустым и безмолвным.
Полуденное солнце пробивалось сквозь витраж окна в торце коридора и сеяло разноцветные блики на выскобленный до белизны деревянный пол. Девушка на минутку залюбовалась искусной мозаикой разноцветных стеклышек, изображающей носящихся над бушующим морем крачек. Похоже, дом этот принадлежал кому-то из богатых аристократов, а потом его отдали магам и их ученикам. Что там брат Марк говорил о хозяине? Может, это местный меценат?
Мисс Харт пожала плечами и, решив, что любопытство ее рано или поздно будет удовлетворено, отправилась искать трапезную. Спустилась по лестнице в гулкий холл и испуганно замерла, услышав властный окрик.
Из бокового коридора появилась женщина – невысокая, но показавшаяся Кати величественной – стать дамы не могла скрыть даже свободная симара песочного цвета.
– Кто такая?
Женщина подошла к мисс Харт и уставилась в упор. Глаза у нее были, как синие буравчики. Кати поспешно присела в реверансе:
– Мисс Катрина Харт. Приехала под утро в сопровождении своего наставника, брата Марка.
– А, да, – дама кивнула, – слышала. Я – сестра Роберта. А почему вы в таком виде, мисс Харт?
– А... – Кати растерялась и бросила короткий взгляд вниз – платье на ней, конечно, не первой свежести, но и вызывающе неопрятным его не назовешь, – в каком?
– Вам что, не выдали ученическое облачение? И почему вы болтаетесь по дому, когда должны сидеть вместе с остальными учениками в трапезной?
– Я как раз ее ищу...
– Вас не проводили? – густые брови магессы удивленно поднялись.
– Нет. С утра приходила девушка, сказала, что обед через полчаса. На этом – всё.
– Имя?
– Катрина Ха...
– Да не ваше! – сестра Роберта досадливо поморщилась. – Той ученицы.
– Джина... кажется.
Женщина брезгливо скривилась и, еще раз окинув Кати придирчивым взглядом, приказала: – Следуйте за мной. А с вашим наставником я еще поговорю.
Кати поежилась. Часу не прошло, как она мало того, что умудрилась нажить себе врага в лице тощей Джины, так, похоже, еще и Марку устроила неприятности. Втянув голову в плечи, мисс Харт поспешила за величественно двинувшейся в сторону бокового коридора сестрой Робертой.
Запах подгорелой каши, поплывший навстречу, настроения Катрине не прибавил. Даже мелькнула предательская мысль, что, возможно, остаться в Хоррхоле было лучшим решением. Впрочем, она тут же укорила себя за малодушие и, гордо вскинув подбородок, вслед за магессой вошла в высокие стрельчатые двери.
Просторное помещение с высокими узкими окнами, украшенными уже знакомыми Катрине витражами, было заставлено придвинутыми друг к другу столами. На длинных скамейках сидели ученики – Кати с удивлением отметила, что ровесников ее здесь почти не оказалось. В основном это были дети, лет примерно десяти-двенадцати. Молчаливые, тихие, в одинаковых черных одеяниях, они дружно уставились на новенькую. Кати криво улыбнулась, чувствуя себя белой вороной. И темно-синее платье ее, казавшееся весьма уместным даже на похоронах архагета, здесь показалось вызывающим шутовским нарядом.
– Белла, – окликнула сестра Роберта одну из женщин, сидящих в дальнем конце стола. – Найдите место для новенькой.
Женщина (судя по простому крестьянскому платью, кухарка, или служанка), поспешно поднялась и помахала Катрине.
– Иди, милая, – расплылась в неискренней улыбке Роберта. – Да поторапливайся – рассиживаться тебе никто не даст. Времени на трапезу отводится немного, и половину его ты уже пропустила.
Послышались смешки, впрочем, тут же стихшие под грозным взглядом магессы, и мисс Харт, покраснев, принялась бочком пробираться на выделенное ей место. Поймала по пути злорадный взгляд Джины и совсем пала духом. Так что, ковыряя ложкой комья вареного риса, глаз старалась не поднимать, да и вкуса тоже особо не почувствовала.
И когда вокруг зашевелились ученики, Кати поспешно поднялась и, всё так же не глядя по сторонам, в общем потоке выплыла из трапезной.
Уеду, подумала она мрачно, вот только дождусь экипажа – и домой. Ну её, эту магию, лучше уж Квадрига, чем эти… эти…
Прикосновение к локтю вывело девушку из задумчивости и, подняв глаза, Катрина встретилась с веселым взглядом наставника.
– Бедная иволга, – легко рассмеявшись, тихо произнес он, – совсем тебя заклевали эти хищники?
– Как вы меня назвали? – Кати застыла. Перед глазами, словно наяву, предстал Бенедикт, и девушка почувствовала, как накатило душное чувство вины. Да что значат все её неприятности по сравнению с его бедой?
– Иволга, – Марк пожал плечами. – Отчего-то ты мне эту птичку напоминаешь, Такая же легкая, изящная и яркая. Тебе не нравится?
– Нравится, – шепнула мисс Харт и, не сдержавшись, хлюпнула носом. – Меня так брат называл… называет...
– Ну-ну, – маг, придвинувшись, положил руки Катрине на плечи. – Вот только плакать не нужно. Я точно знаю, что моя подопечная сильная девушка. А на счет мистера Харта разузнаю завтра – утром еду в Хоррхол, к вечеру вернусь. Переговорю со знающими людьми…
Он мягко провел подушечкой большого пальца под глазами Кати, вытирая выступившие слезы. Погладил девушку по голове и взял за руку:
– Пойдем. Кажется, я знаю, как поднять тебе дух.
И, послушно следуя за наставником вглубь дома, Кати с горечью подумала, что вот опять он обращается с ней, словно с малым ребенком.

Они вернулись на второй этаж, но свернули в противоположный от Катрининого коридор. Дверей здесь было меньше, а окно, украшенное всё тем же морским пейзажем, куда шире. Наставник проводил мисс Харт до самой дальней двери и предупредительно распахнул створку:
– Прошу.
Катрина вошла в небольшой кабинет – с массивным письменным столом, парой кресел и столиком у камина. Одна стена была полностью заставлена книжными стеллажами, а на окне пенились кружевные занавески, пропуская в комнату мягкий солнечный свет. Странно, но сферы Пламени мисс Харт здесь не заметила, зато заметила ореховую дверь, ведущую, скорее всего, в спальню.
– Вы здесь живете?
– Работаю. – Наставник прошел к шкафам и, ведя ладонью по корешкам книг, кивнул девушке через плечо:
– Ты садись.
Она прошла по мягкому ковру и присела на самый краешек пузатого и полосатого красно-коричневого кресла. Покосилась на поднос с кофейником и печеньем и невольно сглотнула.
– Прежде всего, – невозмутимо продолжал наставник, то выдвигая, то запихивая обратно старинные книги в потрепанных переплетах, – для обучения тебе будет необходима кое-какая теоретическая подготовка. Вот, нашел.
Он вернулся к столику и положил перед Катриной увесистый том.
– "Магические потоки и их обуздание. Формулы и практика", – вслух прочитала Кати и вздохнула. – Вы уверены, что я пойму?
– Если не поймешь, я объясню, – пожал плечами Марк и, словно угадав, что мисс Харт толком и не наелась, принялся разливать кофе в изящные фарфоровые чашечки. – А теперь расскажи, чем же ты не угодила сестре Роберте? Больно уж кислая мина у нее была, пока она просила присматривать за тобой получше. Впрочем, – он уселся напротив и смерил подопечную быстрым взглядом, – кажется, я понял.
– Платье, – мрачно кивнула Кати. – Но я просто не знала, что нельзя. К тому же, переодеться мне было не во что. И еще...
И девушка, захлебываясь от возмущения, рассказала Марку о визите Джины.
Маг скривился и впился зубами в печенье. Кати последовала его примеру, и настроение ее немного улучшилось.
– Я сам выберу тебе другого помощника, – успокоил наставник. – Чтобы, когда буду отъезжать в город, тебе было, к кому обращаться. Прости, оплошал – сам собирался представить тебя, но дела задержали. Вот и послали к тебе первого попавшегося ученика. На счет Джины я еще поговорю с отцом Риланом. По мне, так он слишком многое позволяет своей воспитаннице. Вконец распустил, еще когда та в приюте жила.
– О! – Катрина, наконец, поняла, где слышала имя "Джина", но, вспомнив, что Юльке изо всех сил избегала встреч с магами, вовремя прикусила язычок. – Какой вкусный кофе...
– Сам привозил, из столицы.
– Так вы бывали в Дореке?
– Да. – Марк улыбнулся. – Я там родился.
– О-о... – снова протянула Кати и с грустью подумала, что совсем ничего не знает о наставнике. Ведь ему, с его столичным прошлым, непутевая подопечная-провинциалка наверняка кажется жутко смешной. – А почему приехали на Миллендау? Ой. Простите, я, наверное, не должна, и...
– Кати, – поморщился Марк, – да прекрати ты уже дергаться. Ты открытая, непосредственная, любопытная, этим и отличаешься от здешних девиц. От их напускного благонравия у меня, если честно, зубы сводит. А ты – живая. Не ломай себя.
Мисс Харт тихо вздохнула и, смутившись, уткнулась в чашку.
– Я приехал, чтобы служить Свету Пламени, – продолжал брат Марк. – Магические способности открылись во мне очень рано, и меня сразу же отдали в столичный пансион для одаренных детей. Родители дорого заплатили, чтобы я ни в чем не нуждался. Какое-то время служил при Храме в Дореке, а потом отец Рилан вызвал меня сюда. Находиться рядом с Источником Пламени, знаешь, ли, большая честь. Да и магия на острове творится куда легче.
Наставник вытянул руку, и на ладони его распустила лепестки бархатная роза – темно-красная, почти черная. Катрина восхищенно замерла, раскрыв рот. Цветок медленно вознесся под потолок и там растаял, оставив после себя недолгое серебристое свечение.
– Жалко, – вздохнула Кати. – Такая красота была...
– Любишь розы?
– Люблю. Тюльпаны, правда, больше.
– Не жалей. – Маг проводил задумчивым взглядом последние искры волшебства. – Это всего лишь иллюзия. В здешнем саду цветы куда интереснее. И пахнут...
– А что тут еще есть? – снова загорелась любопытством мисс Харт. – Сад, кажется, виден из моей комнаты.
– Двор, где практикуются ученики, – пожал плечами брат Марк. – И еще обширная библиотека. Тебе покажут, я распоряжусь. Да, и если тебя снова будут обижать – сразу расскажешь мне. Вот еще что. Тот амулет, что я дал, он где?
– Птичка? – удивилась Кати. – А это разве амулет был?
– Пустой. Его обычно наполняют у сферы в Храме, чтобы иметь при себе запас силы на всякий случай. Не потеряла?
Мисс Харт поспешно запустила руку в карман платья и облегченно выдохнула. – Здесь.
Она протянула камушек наставнику и тот, забрав птичку, поднялся, пошел к столу и принялся рыться в ящиках.
– Потом, как-нибудь, я его наполню, пока же тебе достаточно будет того, что почерпнешь в единении. Вряд ли на первых уроках ты сможешь повелевать штормами. Шучу.
Он вернулся к Катрининому креслу и надел на шею девушки кожаный шнурок с нанизанной на него птичкой. Пальцы наставника коснулись кожи, и мисс Харт вздрогнула от неожиданной теплой волны, прокатившейся по телу. Покраснела и зажала амулет в кулаке, точно ища спокойствия. Впрочем, Марк, кажется, и вовсе не заметил ее смущения и с задумчивым видом принялся оглядывать кабинет.
– Не снимай, носи поверх платья и все будут видеть, что ты находишься под покровительством крачек. Так... наверное, тут будет удобнее.
Он опустился перед очагом, прямо на ковер темно-песочного цвета и похлопал рядом с собой:
– Садись здесь. Во всяком случае, если вдруг закружится голова, падать будет неопасно.
Посмотрел на испуганно замершую Кати и фыркнул:
– Да не бойся ты так, ничего страшного не произойдет. Если что, я тебя поймаю. Или же сидение на полу кажется унизительным для твоей тонкой натуры? – Марк язвительно вздернул бровь.
– Еще чего! – возмутилась мисс Харт. – Сами же говорили, что я не столь высокопарна, как тутошние дамы.
Она порывисто поднялась из кресла и под тихий смех наставника опустилась напротив него на ковер.
– Помнишь, как это происходит? Держишь ладони у висков, а дальше просто слушаешь меня. Хм... ты танцевать умеешь?
– Ну... – Кати задумалась. – Вообще-то, на праздниках мы устраивали пляски, и всё такое.
– Я имею в виду парный танец. Когда партнер ведет, а ты подчиняешься.
Кати вспомнила неуклюжего Кентона Ремзи, сына мельника, то и дело норовящего отдавить ей ногу и, не сдержавшись, хихикнула.
– Ясно, – вздохнул наставник. – Ладно, давай попробуем. Ты просто мне доверяй.
– Я вам доверяю, – поспешно кивнула мисс Харт.
– Нет, не доверяешь. – Марк прищурился. – Снова "выкаешь".
– Я... доверяю. Тебе.
Она зажмурилась и вслепую потянулась руками к вискам наставника.



Шаман за скверную погоду недавно в бубен получил...
 
ТриллвеДата: Среда, 10.01.2018, 15:23 | Сообщение # 3
Великий магистр
Группа: Князь
Сообщений: 13514
Награды: 85
Репутация: 91
Статус: Offline
Лучше уточнить, какое дерево.
искусной мозаикой разноцветных стеклышек тяжеловато.


 
ТеоДата: Суббота, 13.01.2018, 13:20 | Сообщение # 4
Придворная ведьма
Группа: Князь
Сообщений: 12184
Награды: 87
Репутация: 87
Статус: Offline

Глава 15

Мисс Харт почувствовала, как крепкие руки наставника перехватили ее кисти. А потом коснулась теплой кожи с отросшей со вчерашнего дня колючей щетиной.
– Сосредоточься, – донесся до нее строгий голос, и девушка попыталась унять отчаянно колотящееся в груди сердце. Привычно попыталась представить умиротворяющие картины природы, с которых всегда начинала единение и ощутила, как голова наставника мелко затряслась под ее руками. Недоуменно открыв глаза, Кати поняла, что Марк беззастенчиво веселится.
– Наоборот, – сверкнул он белозубой улыбкой. – Катрина, слушай меня. Как бы тебе объяснить...
Всё так же прижимая ладони подопечной к своей голове, маг на мгновение нахмурился. – Представь, что ты заходишь в башню и начинаешь подниматься по лестнице. А на вершине башни поет в клетке птица. Ты пока ее не слышишь, но точно знаешь, что она там есть. И с каждым шагом ты всё больше приближаешься к источнику звука. Слушай. Иди.
– Крачка, – улыбнулась мисс Харт, вспомнив, как когда-то уже видела мятущуюся птицу, пытаясь помочь наставнику справиться с недугом.
– Пусть будет крачка, – серьезно согласился Марк, и на мгновение из его взгляда исчезла веселость. А Кати подумала, что если бы сейчас немного подалась вперед, то эти медовые глаза заслонили бы для нее весь мир. Испугавшись собственных мыслей, она снова зажмурилась и стала вслушиваться. Представила, как гулко отзывается металл винтовой лестницы под ногами, как шумит за стенами башни морской ветер. И как, наверное, одиноко сидеть в клетке вольной птице, когда вокруг расстилается морской простор, когда вокруг такая свобода.
– Молодец, – негромко отозвался наставник. – Выше. Поднимайся выше.
И Кати вдруг почувствовала, что откуда-то издали доносится глухое равномерное буханье. Стук сердца?
Под ее ладонями мерно бился пульс Марка, и мисс Харт, улыбнувшись, легко и радостно побежала вверх по ступеням.
На вершине башни поток соленого ветра бросился в лицо. Сидящая в золоченой клетке крачка вытащила голову из-под крыла и, глядя на девушку, скрипуче крикнула.
– Я тебя освобожу. – Кати сделала шаг вперед и, повинуясь наитию, наклонилась и приложила висящий на груди амулет к изящному золотому замочку. Тот упал, звякнув по каменному полу, а дверца клетки распахнулась. Мисс Харт засунула туда руки и осторожно взяла сонное и хрупкое тельце птицы. Сердце под ее ладонями заколотилось чаще, и девушка шепнула: – Не бойся, глупая. Я не обижу.
Она ласково провела пальцем по черной шапочке на голове птицы и внезапно почувствовала поток тепла, рванувшийся через руки, к груди, к голове, а потом в низ живота. Колени мисс Харт дрогнули, и она покачнулась, чуть не опрокинув клетку. Бережно вытащила птицу в узкую дверцу и осторожно подула на крачку, встопорщивая той легкий пух на затылке.
– Очень не хочется тебя отпускать, – шепнула Кати. – Но мне кажется, что свободная птица заслуживает свободы.
Она подбросила крачку в воздух и побежала к краю башни, а потом, ухватившись за каменный парапет, долго наблюдала, как тает на фоне синего горизонта белая точка...
– Умница, – донесся до нее хриплый голос, – возвращайся.
Очнувшись от морока, Кати распахнула глаза и вздрогнула. Лицо наставника побледнело, под глаза залегли тени, и вообще, выглядел маг так, словно снова собирался бухнуться в обморок, как в прошлый раз, в доме тетушки Мадлены. Брат Марк отпустил запястья подопечной – Катрина тут же испуганно отдернула руки – и болезненно усмехнулся.
– Светлые Лебеди, что с вами?!
– Ерунда, – Марк медленно покрутил шеей, – ничего страшного. Просто слегка недооценил возможности новой ученицы. Раскрылся больше, чем нужно, а ты, похоже, выпила всю мою силу, без остатка.
Кати охнула и прикрыла рот ладонью. Сама она, честно говоря, ничего такого особенного в себе не почувствовала – просто прибавилось бодрости, да, кажется, совершенно прошел голод. Впрочем, вполне возможно, что это было благодаря печенью и кофе.
– Так что же мне теперь, – растерянно спросила она, – начинать колдовать?
– Не вздумай! – Наставник дернулся. – Ты же ничего не умеешь пока. Ни выпускать, ни контролировать. Разнесешь мне кабинет, да и сама поранишься. Иди сюда.
Он протянул руки и решительно прижал ладони к вискам девушки:
– Меняемся.
– Ага! – Мисс Харт с готовностью снова зажмурилась и почувствовала себя страшно виноватой. Вспомнила, каким беспомощным выглядел Марк, лежа без сознания в теткиной библиотеке. Жалость, нежность, огорчение – всё смешалось в голове Кати, и девушка открылась наставнику, ринулась навстречу, мысленно обнимая и утешая. На какое-то время она словно зависла, растворившись в потоке тепла, вновь идущего сквозь нее к Марку. А потом услышала тихий потрясенный вздох.
– Прости... я сейчас...
Где-то хлопнула дверь, и мисс Харт медленно очнулась, сидя у камина в полном одиночестве. Недоуменно огляделась и почувствовала, что снова зверски проголодалась.
– Ничего себе, качели, – буркнула девушка, поднимаясь на ноги и, поспешно сунув в рот печенье, с опаской покосилась на дверь спальни. Оттуда явственно доносился плеск воды – значит, наставник вполне себе жив, и, возможно, Кати не слишком сильно испортила задание.
Она успела выпить чашку кофе и надкусить еще одно печенье, когда на пороге спальни вновь появился маг. Выглядел он не в пример лучше, вот только волосы были мокрыми, да на плечах бежевой симары темнели влажные пятна. А еще взгляд у него был какой-то странный – внимательный, настороженный и... смущенный?
– Прости, – кашлянул он. – Мне кажется, нужно...
Брат Марк покрутил в воздухе кистью, подбирая подходящие слова.
– Нужно пересмотреть... м-м... методы преподавания. Ты... я ведь дал тебе книгу?
Мисс Харт, поспешно проглотив остатки печенья, послушно закивала.
– Вот. Почитай первую главу. Помнишь, где твоя комната?
– Да, конечно, найду. – Девушка сгребла со стола "Магические потоки" и, прижав к груди, попятилась к двери. – Отдыхайте... спасибо за науку...
– Ага, – брат Марк рассеянно потер пальцами тонкую переносицу: – Я позже зайду.
Кати снова кивнула и выскочила в коридор.
Стрелой пролетела до своей двери, опасаясь столкнуться с кем-нибудь из здешних обитателей и, только оказавшись в зеленой комнате, перевела дух.
Она плюхнула книгу на стол, распахнула оконную раму и, улегшись животом на подоконник, высунулась в сад. Странно, но ни малейшей усталости мисс Харт не чувствовала и даже заподозрила, что никакой магической силы в ней и вовсе не гуляло. Вот только измотанный вид наставника свидетельствовал об обратном.
Из окна одуряюще пахло цветами, щебетали птицы, а где-то неподалеку то и дело раздавались приглушенные звуки ударов и чьи-то выкрики. Наверное, это юные маги отрабатывали свои заклинания. К разочарованию девушки и из этого окна окрестности были видны плохо, и если и росли в том саду розы, то явно не под окошком Кати.
Мисс Харт шире раздернула занавески, взяла со стола книгу и уселась на подоконник, пристроив массивный том себе на коленках. Расстегнула металлическую застежку и раскрыла "Магические потоки".
– Природные элементы, – с важным видом озвучила она старинный текст, украшенный виньетками – и их взаимодействие. Глава первая. Огонь.
С дерева отозвалась какая-то пичужка; мисс Харт обреченно вздохнула и, показав листве язык, углубилась в книгу.
Примерно с час Кати старательно разбиралась в свойствах стихий и их месте в магических школах, а брат Марк отчего-то всё не появлялся. В конце концов, девушка захлопнула книгу и задумчиво уставилась в окно. Неужели наставник в ней разочаровался? Но ведь она честно выполняла всё, что он велел; старалась...
А потом вспыхнула от догадки, что брат Марк мог понять, о чем Катрина думала в момент единения. О том, как вспоминала мага болеющим, о том, как мечтала поближе заглянуть в глаза, обнять.
– Да нет, ерунда, – девушка тряхнула головой, – он же сам объяснял, что маги не могут читать мысли. Наверное, на него просто снова навалилась куча дел, и...
Дверь скрипнула и Катрина, уронив с коленей книгу, поспешно спрыгнула с подоконника. Однако, это был не наставник – в комнату бочком протиснулся мальчишка, лет примерно двенадцати и робко улыбнулся:
– Привет. Я Кайл. Мне сказали тебе помогать.
– Привет, – мисс Харт улыбнулась в ответ и, приглашающе махнув рукой, нагнулась за упавшей книгой.
– Я тут принес... – мальчишка протопал к сундуку и аккуратно положил поверх плаща черный сверток. – Вот. И еще вот.
На сверток лег алый тканевый поясок.
– Благодарю.
– Только ты счас же переоденься, а то сестра Роберта снова увидит тебя в платье, так мне тоже влетит.
– Очень строгая? – сочувственно поинтересовалась Кати, взяла одежду и отправилась за ширму.
– Зверь, – мальчишка шмыгнул носом. – Она Джине велела розг отсыпать. Отца Рилана в поместье нет, так что и заступиться за нее некому было.
– Пороли? – Катрина высунула из-за ширмы любопытный нос.
– Пороли... – Кайл вздохнул. – Ох, она и визжала.
Мисс Харт тем временем избавилась от платья и натянула поверх тонкой сорочки ученическое облачение. Забавно, но неприглядная ткань оказалась мягкой и приятной на ощупь, да и тело в ней дышало, точно в легком летнем платьице. Катрина дважды обернула вокруг талии длинный пояс и выпростала из-за пазухи амулет. Не удержавшись, сунулась к зеркалу в туалетной комнате. Наскоро переколола шпильками растрепавшуюся прическу и подумала, что эта противная Джина после порки, как пить дать, возненавидит Катрину пуще прежнего.
– Я почти готова, – оповестила она Кайла, складывая свои вещи в сундук. Задумалась, куда пристроить кошель, но не приглядев подходящего тайника, просто закопала поглубже в плащ. Наверное, тут и с воровством строго, а потом она найдет своим деньгам убежище понадежнее. – Куда пойдем?
Кати защелкнула замок на сундуке, а ключик спрятала в карман.
– Хочешь – пойдем. – Кайл пожал тощими плечиками. – Могу показать тебе дом, сейчас как раз все наставники на площадке, так что под ногами у них нам путаться не придется.
– А... – мисс Харт почувствовала, как в животе у нее снова болезненно провернулся голод.– Ужин скоро?
– Часа через четыре, – Кайл открыл дверь комнаты и, пропуская вперед Катрину, тихо фыркнул, глядя на ее вытянувшееся лицо. – Не куксись. У меня тут тетка на кухне поломойкой. Пошли, тока тихо.

Тетка Кайла оказалась особой монументальной, ворчливой, но, похоже, доброй. Всяко, кухню ученики покинули, унося с собой плетеную корзинку, заботливо повязанную сверху клетчатым платком, и еще бутылку темного стекла с узким и длинным горлышком.
– Знаешь, что, – деловито сказал мальчик, когда они оказались в тени лестницы напротив парадного входа, – выходить из дома мы, пожалуй, не будем. Нас наверняка увидит кто-нибудь из магов, и к остальным на двор отправит. Так-то все решат, что ты с наставником занимаешься, а я просто тебя дожидаюсь. Ну, или вместе над книжками сидим...
Мисс Харт тихонько хихикнула, глядя в честное лицо маленького хитреца.
– Тетка нас не выдаст, а в твою комнату пока-а еще сунутся... не до того им. Наставники грозились, что сегодня брат Грегори боевые заклятия отрабатывать станет.
– Ух, ты, – вытаращилась Кати, – это же, наверное, очень интересно.
– Угу, – скривился Кайл. – И очень опасно. Мне в прошлый раз чуть волосы не подожгли.
– Вернемся в комнату? – уточнила девушка, несколько разочарованная равнодушным видом юного мага. Хотя, может, он тут давно, и ему просто всё надоело?
– У меня есть мысль поинтереснее, – Кайл вытянул голову, проверяя, свободен ли путь, и кивнул мисс Харт. – Пошли!
Они поспешно взбежали на второй этаж и Кайл, не останавливаясь, потащил новую подругу в коридор старших магов. Ученики на цыпочках прокрались почти до самого окошка, и там, как раз напротив комнат брата Марка, свернули на еще одну лестницу – узкую и пыльную. Поднимаясь по ступеням вслед за Кайлом, мисс Харт изо всех сил сдерживала себя, чтобы не вернуться, и не припасть ухом к двери наставника. Как ни бурлило в Кати любопытство – оказаться застигнутой на месте преступления было бы чересчур даже для такого сумасшедшего дня.

– Подсоби! – Кайл поставил корзину на ступеньку и повис всем телом на толстом витом шнуре, уходящем к темному потолку. Мисс Харт пришла на помощь; сверху послышался скрип, стало значительно светлее, и перед учениками с тихим шорохом развернулась веревочная лестница.
Кайл подхватил поклажу и ловко, точно обезьянка – такую зверюшку Кати однажды видела на ярмарке – полез вверх. Перед носом девушки мелькнули белые тощие лодыжки, и мальчишка исчез в квадрате люка.
– Надеюсь, на нас не налетят какие-нибудь летучие мыши, – пробормотала мисс Харт и тоже вскарабкалась по качающейся лесенке.
Впрочем, чердак оказался относительно чистым – даже паутины по углам не было. Из небольших окошек квадратами ложился на пол солнечный свет, а стены были заставлены сундуками, пустыми картинными рамами, старым садовым инструментом и поломанными стульями. В дальнем и темном конце чердака высилась непонятная деревянная махина, похожая на собачью будку и скворечник одновременно.
Кайл, сунув корзинку в руки озирающейся девушки, деловито протащил по полу потрепанный матрас, покрытый подозрительными, но явно старыми пятнами, и пристроил его под окном. В падающем свете закружилась мелкая пыль, мальчик чихнул и смущенно утер нос запястьем.
– У тебя здесь тайное местечко, да? – Катрина осторожно пристроилась на уголок матраса.
– Я иногда прихожу сюда. Почитать. Или когда наставник наругает.
– Прячешься? – удивленно подняла брови Кати. – А он у тебя кто?
– Отец Рилан, – Кайл вздохнул. – Нет, он хороший. Просто строгий слишком. Вообще-то, нам с ребятами, конечно, повезло, что нас геронт выбрал, ты не думай, что я жалуюсь и всё такое...
– Геронт? Ого! – Кати уважительно кивнула. – Я и не думала, что они занимаются с учениками. И много тут старцев?
– Один и есть. – Мальчик сорвал платок с корзинки и принялся с увлечением в ней копаться. – Это его поместье.
– Дай мне. – Мисс Харт отняла у Кайла бутылку и, вытащив тряпичную затычку, понюхала. – Это что?
– Вода, понятное дело. Ну, может, с вареньем намешали. – Он покосился на Кати и ухмыльнулся. – А ты чего надумала? Здесь вин не подают.
– Больно надо, – немного обиделась Кати и, сделав осторожный глоток, кивнула: – Вишневое.
Кайл разложил на платке большой кусок хлеба и несколько сваренных в мундире картофелин. С хрустом разломил пупырчатый огурец и половину протянул мисс Харт. Девушка благодарно кивнула и, прежде чем впиться в него зубами, поинтересовалась:
– И чему вас учит геронт?
– Всякому. И как природой управляться, и как... – он замешкался и принялся с остервенением чистить картофелину. – Они же, маги, много всего умеют. А уж геронты – и подавно.
– И сестра Роберта?
– А, та по зверям больше. Приказать, приручить. Да только зверей тут – куры, кошка, да мыши подвальные. – Он хихикнул и закашлялся. – Вот и... воспитывает всех... с утра до ночи...
– А мой брат Марк?
Тут Кати подумала, что слова ее прозвучали как-то уж слишком по личному и, покраснев, замолотила острым кулачком по спине Кайла.
–Эм... спасибо, – отстранился тот и хмыкнул. – А ты что же, не знаешь?
– Так я только сегодня учиться начала, а на Миллендау приехала и вовсе недавно.
– А-а... ну, у него целительство, в основном. Но я однажды видел, как твой наставник запустил молнию в коршуна, что утащил цыпленка с заднего двора. Так вот, скажу я тебе, не хотел бы я оказаться на месте этой птички.
– И много у него учеников?
– Ни одного. Ну, кроме тебя. Он ведь тоже недавно на острове.
Ответ девушке, безусловно, пришелся по вкусу, вот только, вспомнив кабинет наставника, которым тот явно не первый день пользовался, удивилась:
– А что же он тогда делает в поместье?
– Отцу Рилану помогает. Он вроде сам из бывших учеников нашего геронта.
За окошком снова забухало – на этот раз куда громче. Кати, приподнявшись, вытянула шею.
– Я ж говорил, – оторвался от еды Кайл, – заклинания отрабатывают. Можешь посмотреть, отсюда хорошо видно.
Он поднялся и, подойдя к окошку, потянулся к задвижке. Широкие черные рукава скользнули вниз, обнажая тощие руки, покрытые синяками.
– Кто это тебя? – вытаращилась Катрина.
– Ерунда, – мальчишка дернул щекой и распахнул створку. – Иди вон глянь. Брат Грегори как раз огненные искры показывает. Только сильно не высовывайся, чтоб не заметили.
Мисс Харт поспешно подскочила и легла грудью на подоконник, но к демонстрации не поспела.
Внизу расположился небольшой двор – совершенно пустой, не считая трех грубо сколоченных из досок чучел. Окружала его каменная стена, примерно в два человеческих роста, а посередине, на вытоптанной голой земле стояла примерно дюжина учеников. Перед ними, заложив руки за спину, прохаживался высокий сутулый человек, блестя под солнцем проплешиной посреди черных волос. Одет он был в повседневный песочный камзол наставника и узкие черные штаны, заправленные в высокие кожаные сапоги.
– Ты! – брат Грегори нетерпеливо ткнул пальцем, и от толпы учеников, в своих темных облачениях похожих на стайку воронят, отделился рыженький парнишка. Примерно ровесник Кайлу.
– Держишь щит. А, ты, – маг обернулся, махнул рукой, и Катрина увидела Джину. Наверное, та стояла у самой стены под окном, а сейчас, немного прихрамывая (очевидно, после наказания), направилась к наставнику.
– Будешь нападать, – распорядился брат Грегори, и Джина, неприятно улыбнувшись, встала напротив рыжего. Тот слегка побледнел и отступил на несколько шагов.
– Твоя задача – продержаться минуту. – Не глядя на учеников, маг вытащил из кармана песочные часы и поставил их ладонь. – А твоя – не убить противника. Начали.
Мальчик выбросил вперед подрагивающие руки и воздух вокруг него сгустился радужным куполом. Катрина наблюдала за происходящим, раскрыв рот, и не заметила, когда Кайл успел оказаться рядом. Только вздрогнула от неожиданности, когда ухо обожгло испуганным "Светлые Лебеди, это же Джонни. Он не продержится".
– Почему?
– Он еще слаб, после лихорадки. А Джина... она его терпеть не может.
– По-моему, эта ваша Джина терпеть не может всех, – буркнула мисс Харт, но Кайл, кажется, не услышал. Прижавшись к ее боку, он тяжело пыхтел и широко раскрытыми глазами наблюдал за поединком.
Противная худышка тем временем запустила в рыжего целый рой огненных искр. Кати подумала некстати, что, будь сейчас ночь, это, пожалуй, выглядело бы очень красиво. Заклинание ударилось о щит и осыпалось дождем на землю.
– Видишь? – успокаивающе коснулась плеча Кайла мисс Харт, – он справился. К тому же, ему нужно продержаться всего минуту.
– Минута – это очень много, – зло прошипел мальчик и, отойдя от окна, уселся на матрас и обхватил колени. – Не буду смотреть.
– Как хочешь.
И Катрина снова принялась с жадным интересом следить за состязанием. Владела бы она такими умениями – с каким бы удовольствием подожгла Мадленины занавески, когда та не пустила племянницу на порог!
Джина, что-то бормоча, вырастила на ладони огненный цветок – яркий и пульсирующий. В полет сорвался огненный шар, размером с картофелину, и радужный щит вокруг мальчишки дрогнул. Удар отразил, но после ярко вспыхнул, ощетиниваясь ледяными колючками, и стал таять. Джина рассмеялась.
– Держи! – рявкнул брат Грегори. – Тяни силу!
– У меня больше нет! – отчаянно заорал рыжий, и Катрина увидела, как по перекошенному лицу его потекли слезы.
– Тебе же хуже. – Юная магесса осклабилась и с треском запустила под ноги Джону голубую тонкую молнию. – Пляши!
Мальчишка подпрыгнул, высоко вскидывая колени. Ученики захихикали.
– Двадцать секунд, – скучным голосом оповестил брат Грегори.
И Джина, явно красуясь перед остальными, перекинула с руки на руку сноп искр и метнула в противника. Джонни истошно завопил и, под хохот юных магов, пуганным зайцем метнулся вдоль забора. А вот мисс Харт веселиться почему-то совершенно расхотелось. Она возмущенно посмотрела на брата Грегори – неужели тот не прекратит безобразие? Но маг всё так же равнодушно наблюдал за часами на своей ладони – песка в верхней их части оставалось на самом донышке.
И тут болезненный вскрик заставил Катрину вздрогнуть – рыженький мальчишка, запутавшись в полах облачения, потерял равновесие и растянулся на земле. А Джина, злорадно ухмыляясь, снова выращивала огненный шар, на этот раз куда больше предыдущего. Ученики смеяться перестали.
– Светлые Лебеди, – прошептала Кати, – она же его убьет...
– Что здесь происходит?!
Строгий женский голос словно вырвал всех из оцепенения. Юные маги зашевелились, зашушукались, а брат Грегори, оторвав взгляд от часов, коротко бросил:
– Время вышло!
Обернулся и скривился, точно выпил уксуса:
– Свет Пламени на тебе, сестра Роберта.
Джина, зло фыркнув, тряхнула кистями и сбросила огонь на землю. К Джону, подхватив полы, рванулась какая-то беленькая девочка.
– Брат Грегори, – величавая магесса появилась в поле зрения мисс Харт, – Нам нужно поговорить. Дети, урок закончен. Мелисса, отведи Джона к брату Марку, остальные – в библиотеку.
Юные маги, тихо переговариваясь, потянулись со двора. Последним, опираясь на руку блондиночки, хромал рыжий.
А старшие маги принялись медленно прохаживаться вдоль забора, причем, как Катрина ни прислушивалась, не смогла уловить ни слова. Как тогда, в храме, где брат Марк говорил с геронтом, вспомнила она.
Впрочем, несмотря на ауру безмолвия, которую маги, похоже, навесили на себя, по их лицам было явно видно, что разговор состоялся не из легких. Раскрасневшаяся женщина яростно жестикулировала, а брат Грегори в ответ угрюмо огрызался, то и дело дергая плечом.
– Что там? – спросил Кайл и поднял на мисс Харт несчастные глаза.
– Ничего страшного, – соврала девушка и, отлепившись от подоконника, подошла к мальчику и уселась рядом. – Твой друг просто споткнулся и, кажется, коленку расшиб. А так – все живы и здоровы. Я же говорила!
– Магия должна служить людям, – пробормотал Кайл каноническую фразу. – А, не так…
– Так, то ж людям, – пожала плечами Катрина и тут же устыдилась, припомнив недостойные мысли на счет теткиных занавесок. – Э-э... а вам же учиться нужно. Нам, то есть... Ладно.
И, чтобы отвлечь Кайла от горьких мыслей, легонько пихнула плечом:
– А вот скажи-ка мне лучше, что это за махина, там, в углу? Домик для мантикоры? Или каких еще чудовищ выращивает втихаря сестра Роберта, пока вы сидите по библиотекам?
Кайл посмотрел на девушку ошалевшим взглядом и тихо зафыркал:
– Какая еще мантикора? Голубятня это.
– А почему без голубей? – удивилась мисс Харт. – Это же так удобно. Вы письма через наставников передаете?
– Знаешь, что, пойдем отсюда. – Мальчик отвел глаза и принялся завязывать платок с картофельной кожурой и огрызками хлеба. – А то сейчас все в дом вернутся, ну, как застукают?
– Хорошо, – Кати пожала плечами и помогла Кайлу оттащить на место матрас.

Они осторожно спустились с чердака и замерли на самом верху лестницы. Снизу, из коридора, где были комнаты наставников, донеслись чьи-то шаги, а потом раздался негромкий стук в дверь. Кайл испуганно прижал палец к губам.
– Брат Марк, вас просили спуститься в лазарет.
– Что случилось?
От голоса наставника Кати почувствовала, как по загривку пробежали мурашки, и екнуло сердце. Было что-то волнующее и притягательное в том, что мисс Харт вот так стоит, незамеченной, и подслушивает. А еще вдруг она подумала, что страшно соскучилась. Интересно, почему же он не пришел?
– Мальчишка на практике ногу потянул и локоть ушиб.
– Конечно. Идем.
Загремел ключ в замке и шаги магов стали удаляться. На цыпочках спустившись по лестнице и высунувшись в коридор, мисс Харт успела проводить взглядом удаляющуюся фигуру наставника в сопровождении кого-то из учеников.
Наверное, он зайдет ко мне после того, как осмотрит Джона, решила Кати и тихонько вздохнула.

Кайл довел девушку до комнаты и, уже распрощавшись, обернулся от порога:
– Знаешь... а ты лучше сама поговори со своим наставником.
– О чем? – слегка удивилась Катрина.
– Ну... про то, чему здесь учат, о голубях и вообще... – мальчик застенчиво пнул носком мягкого сапожка дверной косяк. – А ты хорошая. Веселая и не ругаешься. Будешь моим другом?
– Конечно, Кайл, – серьезно кивнула мисс Харт. – Только, видишь ли, я как-то считала, что мы уже подружились?
– Ага! – мальчишка поднял на нее ярко-синие глаза и рассиялся:
– Я тебе место возле себя в трапезной займу.
– Благодарю, только я, наверное, на ужин сегодня не пойду. Наелась.
– Так до него часа два еще. Или... может, ты Джины боишься?
– Хм... – Кати задумалась. – Не то, чтобы я ее боюсь. Опасаюсь – да, но не век же от нее бегать, это-то я понимаю. К тому же, у меня теперь, смотри, какой защитник есть.
Она подмигнула Кайлу и тот снова разулыбался.
– Просто... я собиралась дочитать то, что задали. А то не успею, заругают потом....
Ну не говорить же мальчику, что на самом деле она совершенно по-глупому боится пропустить визит Марка.
– А-а, ну, как знаешь...
Кайл вышел, и мисс Харт отправилась в туалетную комнату, привести себя в порядок после лазаний по чердакам, а после снова уселась за "Магические потоки".
Катрина просидела до самой темноты, старательно продираясь через новые понятия и лупая глазами на жуткие формулы, больше всего напоминающие диковинных насекомых. И только когда за черным окошком усыпляюще затрещал козодой, девушка отложила книгу и поняла, что брат Марк сегодня уже не придет.
Она задумчиво дожевала тайком принесенную Кайлом с ужина коврижку, потушила свечку и, расстроенная, легла спать.


Шаман за скверную погоду недавно в бубен получил...
 
ТриллвеДата: Суббота, 13.01.2018, 15:07 | Сообщение # 5
Великий магистр
Группа: Князь
Сообщений: 13514
Награды: 85
Репутация: 91
Статус: Offline
Какая прелесть!

 
Форум » Библиотека (фантастика, фэнтези) » Крези Грант » Кусики от Тевусики (:Р)
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright MyCorp © 2018 Бесплатный хостинг uCoz