Суббота
19.08.2017
04:51
Приветствую Вас Паломник | RSS Главная | Глава 55 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Библиотека (фантастика, фэнтези) » Книга кораблей » Глава 55
Глава 55
ТеоДата: Понедельник, 12.11.2012, 15:29 | Сообщение # 1
Придворная ведьма
Группа: Князь
Сообщений: 12236
Награды: 87
Репутация: 87
Статус: Offline


Глава 55
Хельга эйп Леденваль

Липкая паутинка коснулась щеки, и Хельга, поморщившись, смахнула ее, с любопытством оглядывая двор с высоты замкового крыльца. Вокруг царила суматоха. Ржали лошади, суетились грумы, сновали конюшие. Охотники с луками и колчанами за спиной бурно жестикулировали, отдавая распоряжения, а в воздухе висел кисловатый запах торфа и прелых листьев. Сингард, как всегда, о чем-то увлеченно спорил с князем Мадре, попутно поглаживая по холке высокую тонконогую каурую, и волшебница, представив, насколько монументально будет смотреться в седле лисокудрый лекарь, усмехнулась. Она плотнее закуталась в отделанный заячьим мехом плащ и, кивнув помахавшей Аррайде, спустилась с крыльца.
Княгиня, облаченная в мужской верховой костюм, откинула лезущие в глаза рыжие пряди и, оглядев волшебницу, поинтересовалась:
- Ты не собираешься стрелять?
- Я луком не владею, - пожала плечами Хельга и запоздало подумала, что, пожалуй, княгинин костюм сейчас куда удобнее платья будет.
- Вот и я, - покивала Аррайда, - мечом – это пожалуйста, только боюсь, что утки меня не поймут.
- Да уж, - хихикнула новоиспеченная леди эйп Леденваль, - так же, как и боевую магию. Не спорю, огненные шары - это удобно, но жечь тростник ради пары птичьих тушек, по-моему, как-то слишком.
Теперь рассмеялась и Аррайда, а князь, обернувшись, кивнул Хельге и поинтересовался, куда запропастился его сын.
- Честно говоря, не знаю. Велел мне одеваться, а сам уж с полчаса, как умчался с таинственным видом, обещая сюрприз для всех.
- Да? - Мадре подозрительно прищурился, склонив голову, но тут же удивленно вытаращился куда-то за плечо невестке. Хельга обернулась и, тихонько пискнув, зажала рот ладонью. Ей стоило большого труда сдержаться и не шмыгнуть за спину кому-нибудь из гостей, потому что на двор как раз входили болотные кошки. Пять здоровых особей - угольно черные, с оскаленными плоскими мордами - они утробно подвывали, шлепая перепончатыми лапами по каменной кладке, и водили по сторонам лягушачьими глазами навыкате. Пара крепких мужиков с трудом удерживала натянутые веревки, прилаженные к широким кожаным ошейникам.
- Это и есть сюрприз? - возмутился князь Мадре и, подавшись вперед, заслонил дам - насколько смог - худощавой фигурой.
- Миленькие, - невозмутимо констатировала княгиня и тронула мужа за плечо, - дорогой, но они на поводке.
- Никогда не знаешь, чего... леший, Сингард, лови!
Дедка лекарь с трудом удержал за узду дернувшуюся в сторону каурую.
- Сын! - возмущенно воскликнул князь, созерцая шествующего позади кошачьей стаи Торуса - Что за дурацкая идея?
- Это еще почему? - по мужниным губам прочитала Хельга, потому что суматохи во дворе изрядно прибавилось. Теперь уже забеспокоились и остальные лошадки - всхрапывали, дергая ушами, возбужденно переступали. Торус тряхнул головой и невозмутимо прошел сквозь кошачий строй, походя потрепав ближайшую зверюгу по загривку.
- Да успокойте, наконец, лошадей, что вы, не элвилин, что ли? - рявкнул он на конюхов, и без того поспешно кидающих заклинания.
- По кочану, - грозно нахмурился Одрин. - Ты что, не понимаешь, что это опасно?
- Отец, - скривился Торус, - неужто ты обо мне столь плохого мнения, если думаешь, что я буду семью свою опасности подвергать?
Он взял Хельгу за руку и галантно приложился к запястью.
- Это всего лишь болотные кошки. Прирученные, кстати. Насколько это возможно, конечно. Впрочем, я нисколько не волнуюсь - похоже, киски учуяли мою проснувшуюся фюлгью и слушаются беспрекословно. Дорогая, как думаешь, я сойду у них за вожака?
- Фюлгью? Сын, у тебя жар?
- Что, моя дражайшая супруга не посвятила вас в наше открытие? - удивленно поднял бровь эйп Леденваль, а волшебница пожала плечами:
- Я не успела.
- В таком случае, - Торус щелкнул пальцами, и конюхи поспешно повели к ним четверку вороных лошадей, - советую тебе, отец, повнимательнее прислушаться к себе. Ручаюсь, найдешь там много интересного. Дорогая, пойдем, я подсажу тебя.
- По-моему, ты его изрядно озадачил, - вполголоса сказала Хельга и обернулась на хмурого князя.
- Он мне не доверяет, - подмигнул эйп Леденваль, - небось, думает, что я отговариваюсь. Тем веселее будет, если отец действительно в себя заглянет.
- Интересно, кого он там обнаружит?
- Думаю, лебедя, - торжественно кивнул Торус, - ну, или, на худой конец, сокола какого-нибудь. Не кошачьей он породы, уж точно.
Он помог жене сесть на лошадь и, вспрыгнув в седло сам, дал отмашку остальным охотникам. Запел рог - осанистый элвилин в берете с кокетливым пером откинулся в седле, старательно надувая щеки, и вершники торжественно выехали в аллею. Хельга покрутилась, стараясь разглядеть оставшихся позади кошек, но картину заслонили охотники, и она разочаровано отвернулась.
- Их спустят с поводка на болоте, - ехавший рядом Торус будто прочитал ее мысли.
- А ты? - Хельга покосилась на мужа и с гордостью отметила, как хорошо он смотрится в седле - прямой, изящный, и этот изумрудный берет так гармонирует с глазами.
- Что я? - не понял элвилин.
- Ты тоже станешь охотиться котом?
Торус фыркнул:
- Ну, да, и опозорюсь, запутавшись в лапах. Нет, милая, я слишком неуверенно чувствую себя в новом обличии, и, потом, я же тебе обещал. Мы пойдем на охоту вдвоем - и не помешает никто, да и ты меня поучишь.
- Согласна, - волшебница вспомнила свои первые шаги в облике лисички и рассмеялась: - Обещаю, что мышей тебе больше таскать не стану. А что будет на сегодняшней охоте?
- Я так полагаю, что вам с княгиней нужна просто прогулка. Неспешная и в удовольствие. А чтобы нам с отцом не переживать, что вас понесло в какую-нибудь трясину, самую суматошную часть вы проведете в охотничьем домике. Помнишь, где это?
- О, да, - Хельга слегка зарделась, припомнив единственное, но весьма волнующее посещение хижины неподалеку от поляны, где по праздникам варят мед. - Пожалуй, туда я дорогу и с завязанными глазами найду.
- Пожалуй, нам следует ее еще раз навестить. Как-нибудь позже, - элвилин лукаво подмигнул. - Сдается мне, тебе понравилось.
- Ага, - смущенно кивнула Хельга, - очаг там уютный.
- А то!
Торус радостно расхохотался, а после, притянув к себе жену, звонко чмокнул в щеку.
- Поеду, с отцом планами поделюсь.
И, одарив волшебницу напоследок белозубой улыбкой, пришпорил лошадь.
Хельга счастливо вздохнула, проводив его взглядом и, поправив капюшон, стала наслаждаться прогулкой - мерным и ровным бегом элвилинской лошадки, свежим воздухом, холодящим лицо, а, самое главное - осознанием, что не нужно никуда бежать. А еще тем, что пропало мерзкое, постоянно ноющее, точно незажившая рана, чувство тревоги - за свою жизнь, за жизнь Торуса, за их совместное будущее. Хельга внезапно поняла, что в последние годы настолько привыкла к беспокойству, что не могла избавиться от него ни днем, ни ночью, что явное или приглушенное, это чувство жило в ней всегда. И вот только теперь точно камень с плеч свалился. Неожиданное ощущение свободы захлестнуло волшебницу с головой, и она облегченно рассмеялась, подняв лицо к глубокому осеннему небу.
- Это теперь и моя земля, - шепнула волшебница, мысленно распахивая объятия раскинувшейся вокруг болотистой равнине с россыпью поймавших солнце луж, с чахлой бурой растительностью и золотыми нитями паутинок. - И, леший меня забери, как же я по ней скучала...
Обгоняя всадников, прошлепали по грязи кошки, навострив уши, выставив носы по ветру, и леди эйп Леденваль на этот раз совершенно не испугалась.
- Ты выглядишь счастливой.
Княгиня, придержав коня, дождалась Хельгу. Та кивнула, не ответив, побоявшись расплескать наполнившие ее до краев радость и умиротворение.
- Мужчины планируют охоту. Торус рвется в бой, Сингард, как всегда, ворчит, а Одрин сомневается. - Аррайда мягко улыбнулась. - А я, вспомнив бабушкину науку, решила дать им разобраться самостоятельно. Честно говоря, не представляю, как можно носиться на лошадях по болоту.
- На элвилинских лошадках не страшно, - Хельга благодарно погладила теплую бархатную шею вороного, а тот тихонько заржал, точно подтверждая. - Главное - довериться и не принуждать. Нам, во всяком случае. В любом случае, в окрестностях охотничьего домика никаких трясин не наблюдается.
- Какого еще домика? - нахмурилась княгиня.
- А, ты еще не слышала? Так Торус решил, что нам с тобой по болотам носиться вредно. Это и Сингард тебе скажет.
- Торус! Сингард! - фыркнула Аррайда. - Домики! Еще чего! Я не желаю сидеть взаперти, как какая-нибудь домашняя курица! Так, Хельга, прости, но мне есть что срочно сказать нашим сатрапам!
- Почему взаперти? - удивилась волшебница, но княгиня уже пришпорила лошадь.
Хельга хихикнула и подумала, что, наверное, это пребывание в Сатверской тюрьме наложило отпечаток, сделав Аррайду ярой противницей ограничения свободы. Да, похоже, время в охотничьем домике придется коротать в одиночестве.
Впрочем, мысль эта Хельгу нисколько не расстроила, пусть даже мимоходом и подумалось, что она определенно станет скучать, когда воинственная княгиня уедет. Просто сейчас у волшебницы была иная свобода - та, что внутри, а с ней никакое затворничество не страшно. И леди эйп Леденваль согласно кивнула, предупреждая вопрос, когда подъехал обеспокоенный муж.
- Милый, я все понимаю и не собираюсь спорить. Знаешь, я даже подумываю, а не устроить ли нам из хижины нечто уютное, чтобы мы каждый раз, выезжая на болота, могли там останавливаться?
- Мне нравится ход твоих мыслей, - облегченно кивнул эйп Леденваль. - И я полностью доверяю твоему вкусу. Посмотри, что там да как, и составь список необходимого. Я пошлю тебе в помощь... - он огляделся и удовлетворенно ткнул пальцем в самого крупного конника, - эй, как тебя?
- Берт, милорд, - рыжеволосый лучник слегка склонил голову, - из сопровождения метра Сингарда.
- Метр Сингард переживет, а тебе я доверю леди эйп Леденваль. Сопроводишь, куда скажет, и, да, за ее безопасность отвечаешь головой.
- Так помощник или охранник, дорогой? - улыбнулась Хельга.
- Одно другому не мешает. Я еще с Сингардом на месте переговорю, так ли этот Берт силен, как кажется.
- А княгиня? Все же с вами на охоту?
- Нет, отец пока не спятил. По-моему, они сошлись на чем-то среднем.
Средним оказался сбор брусники. Это выяснилось, как только охотники достигли небольшой поляны, откуда узкие тропинки разбегались в камышовые заросли. Мадре отрядил с собой целую команду - телохранителей Барса с Майрикой, пару грумов без лошадей, на которых, очевидно, и ложилось основное скаканье по кочкам, а также местного паренька, пообещавшего показать княжеской чете самые ягодные места.
Сингард печально посмотрел на Одрина, но все же поддался охотничьему пылу и, наказав широкоплечему Берту охранять леди эйп Леденваль даже ценой собственной жизни, радостно поправил колчан со стрелами и направил коня в камыши. Торус опустился на одно колено перед сидящими статуями кошками и что-то пошептал. Зверюги, как по команде, поднялись и пошлепали следом за конниками. Элвилин вскочил в седло, махнул Хельге, пришпорил лошадь и ринулся за охотой.
- Сегодня в замке будет знатный ужин, - со знанием дела сказал широкоплечий Берт и вопросительно уставился на волшебницу, дожидаясь приказаний.
- Туда, - кивнула она на заросший тонкими елками холм, - вокруг, а после мимо озерца. Только не гони, я отдохнуть хочу.
Она посмотрела вслед неспешно удаляющейся княжеской чете и подумала, что ягоды — это, наверное, тоже приятно.
- Берт, смотри по сторонам, - попросила она сопровождающего, - вдруг мы тоже наткнемся на клюкву.
- А она сейчас невкусная, - с готовностью отозвался рыжий, - но есть голубика, черника, ежели повезет, и землянику встретить можно.
- Ты хорошо знаешь эти места? - заинтересованно спросила леди эйп Леденваль и, дернув поводья, поехала рядом с рыжеволосым - благо, дорога позволяла.
- Не то чтобы эти, - мужчина повел носом, - просто люблю по ягоды да по грибы ходить. Ну, и читал кое-что... эх, опятами пахнет...
- А не жалеешь, что по уткам пострелять не вышло? - Хельга кивнула на витой лук за спиной провожатого.
- Да не особо. Вот за грибами я б пошел. Знаете, иногда какие пеньки попадаются? По ведру собрать можно.
- Может, и выберемся, - покивала Хельга, - ежели недалеко от хижины.
Они объехали холм, и тут волшебница восхищенно ойкнула и пожалела, что не взяла с собой корзину. А потом они с Бертом на добрых полчаса задержались на сплошь покрытой черничной порослью полянке, угощаясь слегка подсохшими, но еще вкусными ягодами. Любович, видя досаду спутницы, даже смастерил подобие свертков из лопухов и, в конце концов, Хельга, перемазанная, но страшно довольная, пристроила добычу в седельную сумку.
От полянки они двинулись неспешным шагом и умылись в озерце - рыжий охранник тут же принялся рассказывать об особенностях рыбачьей наживки. Хельга вполуха слушала мирное гудение Бертова низкого голоса и думала о том, какие еще удивительные открытия сулит ей Гнилое Болото.
Солнце миновало зенит и теперь настолько припекало, что Берт стянул берет, а леди Блэкмунд развязала плащ. Оставив неподалеку лошадей, они уже подходили к хижине, и Хельга мечтала, как плюхнется на скамью у окошка да поклюет носом, как вдруг сопровождающий резко остановился и вскинул руку. Сонливость тотчас слетела с волшебницы, и, замерев, она тревожно воззрилась на Берта. Тот, будто гончая, вскинул голову, принюхался, приложил палец к губам и, стянув со спины оружие, стал красться в сторону домика.
Хельга, шагнув назад, укрылась за ивовым кустом и, отведя ветку, внимательно наблюдала. В какое-то мгновение ей показалось, что в окошке мелькнул темный силуэт, и тотчас же у ног Берта в землю вонзилась стрела, заставив мужчину метнуться в сторону. Любов отпрыск нырнул в кустарник и затих.
- Кто такие? - донесся резкий вопрос, а Хельга досадливо поморщилась. Что еще за партизана так не вовремя занесло к ним на болото?
А после поняла, что уже где-то слышала этот мелодичный мужской голос, и насторожилась.
- Местные мы! - раздался из кустов испуганный бас рыжего - За ягодами вот вышли.
До волшебницы долетел напряженный смешок:
- Не похож ты, сударь, на кмета. И баба твоя не в крестьянское платье укутана.
- Ладно - ладно, - после небольшой паузы примирительно сказал Берт. - Что ты, сударь, в самом деле, никогда с чужими бабами не путался? Охоту тут барон устроил, так мы и отошли... ненадолго.
Леди эйп Леденваль прикрыла глаза и покачала головой. Что он несет? На болоте отродясь бароны не жили. Впрочем, таинственный незнакомец, кажется, тоже был не сильно знаком с местными особенностями.
- Поищи себе другое место, любовничек, - напряженно ответил он, - подальше отсюда, да смотри, мой лук на тебя направлен.
Берт не ответил, а Хельга, напряженно прислушиваясь, не треснет ли кустарник, неожиданно поняла, кого напомнил ей голос таившегося лучника. Глухая злоба накатила на волшебницу и, решив, что догадку не помешает проверить, Хельга мысленно припомнила, в каком именно месте находится в хижине очаг. Тлеющие угли отозвались сразу, ожили, запульсировали, повинуясь стихийной волшбе и, спустя пару напряженных минут, из низких окон хижины заклубился горький черный дым. Следом, надсадно кашляя, вывалился высокий беловолосый мужчина, держащий натянутый лук и безуспешно пытающийся разглядеть неприятеля сквозь заливавшие лицо слезы.
Леди эйп Леденваль ругнулась, вспомнила об оружии в руках любовича и взволнованно завопила:
- Берт, живым бери!
Лук белобрысого тотчас вскинулся на звук, Берт хищной кошкой метнулся из схрона, стрела вжикнула мимо Хельгиного уха, и мгновение спустя переплетенные мужские тела покатились по траве, глухо рыча и сквернословя.
Когда волшебница подбежала к месту схватки, рыжий уже оседлал противника и намеревался опустить тому на голову внушительный кулак.
- Стой! – заорал Хельга. - Мне говорить с ним нужно. Вяжи!
Она дернула из плаща шнуровку и сунула провожатому.
- Выдержит?
- Я поверх наворожу.
Рыжеволосый детина с видимым сожалением покачал головой и, ловко заломив беловолосому руки за спину, принялся связывать тонкие запястья.
- Надо же... - пыхтел Берт, - парень-то наш оказался. Никак, дружок, из Дальнолесья тебя поперли за прегрешения какие, ежели ты здесь ошиваешься.
Хельга вполне могла себе представить причину, по которой Кандоир, один из троицы меррианских бандитов, мог рвануть в бега, но сочла за благо промолчать. Неизвестно еще, захочет ли Торус делиться нежданной находкой с представителями Твиллега, потому Берту лучше будет оставаться в неведении.
- Отвезем его в замок, - коротко бросила волшебница.
- Леди, а не лучше ли будет поставить в известность вашего мужа, и князя, и...
- Поставим, - кивнула Хельга, - но не сейчас. Непонятно, один ли тут этот тип, а потому лучше уехать сразу.
- Как скажете, - Берт пожал широкими плечами и, поднявшись, рывком поставил на ноги пленника. - Хотя, я бы сразу сдал его князю - точно ж, беглый.
Кандоир, шипя проклятия, все это время пытался проморгаться от остатков слез, а леди эйп Леденваль, наклонившись, стала накладывать на связанные запястья элвилин охранное заклинание. И вдруг почувствовала, как легкий цветочный аромат защекотал ноздри, навевая негу и чувство истомы, вздрогнула и подняла взгляд. Беловолосый элвилин, обернувшись через плечо, смотрел на нее пристально; покрасневшими, но такими выразительными, опушенными длинными ресницами, глазищами. Нежными, пронзительными, изумрудными, совсем как...
Леди эйп Леденваль тряхнула головой, отгоняя такое знакомое и опасное волшебство и, процедив сквозь стиснутые зубы ругательство, от души приложила Кандоира в скулу. Наверное, неосознанно она еще прибавила к удару и толику боевой магии, потому что голова элвилин резко дернулась в сторону, а сам он, оторвавшись от земли, брякнулся на спину и, резко выдохнув, затих.
- Колдун! - коротко пояснила Хельга обалдевшему Берту, а потом, всю обратную дорогу, украдкой баюкала наливавшуюся болью кисть.
Во дворе замка леди эйп Леденваль резко и раздраженно вытребовала к себе капитана стражи, отдала тому приказание бросить кулем висевшего поперек седла Кандоира в подвал и даже краем уха поймала быстрый шепоток одной из служанок о том, что новая хозяйка, никак, ничуть не лучше старой оказалась. Смерив испуганно заморгавшую нахалку ледяным взглядом, волшебница мысленно пообещала себе сменить прислугу и, коротко кивнув Берту, отправилась в гостиную. Любов отпрыск с мрачным видом потопал следом.
- Ты умеешь обращаться с летавками? - устало поинтересовалась Хельга, плюхнувшись на диван и стягивая перчатки. Радужная безмятежность осталась где-то на болоте, и сейчас женщина снова почувствовала себя советницей. Пусть не Ордена, но собственного мужа - уж точно.
Любович согласно кивнул и перенес на низкий столик у дивана письменный прибор. Леди эйп Леденваль благодарно кивнула и подумала, что уж кто-кто, а Сингард определенно умеет подбирать себе людей. Она задумчиво постучала по губам гусиным пером, прикидывая, как бы помягче сообщить Торусу о своем внезапном отъезде с охоты, а потом вопросительно вскинула брови, поймав сочувствующий взгляд Берта.
- Что?
- Ваша рука, леди. Вам, пожалуй, лекарь нужен.
- А, да... - Хельга оглядела потемневшие костяшки и брезгливо поморщилась.
- Не стоит. В нашей спальне оставалась целебная мазь, и ты...
- Понял.
Рыжий кивнул и, вызвонив горничную, распорядился доставить лекарство. Хельга, так ничего путного не придумав, стала выводить кривоватые строки, ссылаясь на неотложное дело в замке и прося мужа не отвлекаться от охоты из-за подобной ерунды. С сомнением капнула на послание воском и невольно залюбовалась розоватым оперением Бертовой летавки.
- Капризуля уникальна, - гордо кивнул любович, - породу еще наш дед выводил.
Пичуга покосилась бирюзовым глазом на волшебницу и тихо пискнула, исчезая с привязанным к лапке свитком.
Хельга задумалась, было, выторговать у Берта птенчика - и плевать, что сама она никогда не умела обращаться с летавками, но тут принесли мазь, и волшебница принялась осторожно замазывать ушиб.
- Лихо вы его, - усмехнулся краешком губ рыжий.
- Пришлось, - Хельга покрутила в пальцах бутылочку, а потом задумчиво поглядела на собеседника.
- Послушай. Могу я тебя просить хотя бы временно не сообщать ничего князю Мадре о нашей находке?
Берт вскинул голову и пристально уставился на женщину прозрачными синими глазами - обладателя такого взгляда и не подкупишь ничем.
- Понимаю, - кивнула она, - это выглядит весьма подозрительно, однако, я могу дать тебе слово, что сей мужчина не имеет никакого отношения к Твиллегу и не служит Мадре. Скорее, это наше внутреннее дело.
- И это дело не представляет для князя никакой важности?
- Нет, - легко соврала волшебница, безмятежно дернув плечиком, - я бы сказала, это семейное дело, касающееся чести дамы...
Леди эйп Леденваль загадочно промолчала и выразительно покосилась на висевший в углу портрет почившей хозяйки замка. Лицо Берта озарило понимание, он кивнул и снова ухмыльнулся.
- Вот и хорошо, - коротко бросила Хельга, - мне бы не хотелось огорчать мужа новыми сплетнями. А теперь зови сюда капитана стражи. Сдается мне, он давно препроводил нашего гостя и топчется под дверью. И да, Берт, можешь идти отдыхать, ты с честью выполнил приказ метра Сингарда.
Рыжий с сомнением посмотрел на волшебницу, но потом, очевидно, решил, что в замковых стенах с ней ничего не случится, и вышел из гостиной. На смену любовичу протиснулся капитан стражи - невысокий широкоплечий давний - и замер на пороге, дожидаясь распоряжений. Тонкий запах осеннего меда растекся по комнате.
Хельга не спеша поднялась с дивана и, подойдя к окну, поинтересовалась, не поворачивая головы:
- Что там с пленником?
- Заперли, леди. И развязывать не стали, ибо узел там... - мужчина кашлянул, а волшебница хмыкнула, представив, как стражники дуют на пальцы, обожженные ее заклятием.
- Ничего, посидит пока так. Он пришел в себя?
- Отчасти, - давний покачал головой, - всяко, глазами лупает, но молчит.
- Это пока.
Хельга скривилась и мстительно сжала кулаки, представив, как бледнеет под пытками лицо проклятого колдуна, посмевшего снова вторгнуться в ее жизнь. А потом резко повернулась и впилась недобрым взглядом в лицо командира.
- А теперь я хочу знать, как так получилось, что вокруг замка ошивается неизвестно кто, а хозяева о том знать не знают?
- Но, леди, - взволнованно тряхнул головой давний, - мы сами ни о чем не подозревали. Вокруг ничего особенного не происходит, все как обычно и...
- Конечно, - едко сказала леди эйп Леденваль, - хозяйка замка погибает от руки повстанца, а вы даже не чешетесь удвоить охрану на въезде в Леден! А ее похороны?! Ты можешь мне сказать, кто точно присутствовал на погребении? Головой поручиться за каждого, кто был в часовне?
- Так... ее же в Твиллеге убили, а мы тут... люди мирные. Я... да, я ручаюсь за всех. Со стороны только деревенские были, а они все тутошние.
- И никого постороннего ты не видел, - Хельга задумчиво постучала пальцами по лазоревому шелку, обивавшему стену. - Ничего подозрительного. Сегодня тоже?
- Ну, так свадьба, много народу...
- Так.
Хельга скрестила руки на груди и прищурилась.
- Всех деревенских из замка разогнать, сказать, что торжества закончились. Снарядишь группу своих людей - пусть прочешут местность вокруг охотничьей хижины у озерца. Знаешь где это?
Командир угрюмо кивнул.
- Пусть обыщут сам дом да вооружатся хорошо. Все, что найдут подозрительного, везут сюда. Отправляться нужно тотчас, а докладывать только мне и хозяину. Все сделать тихо и быстро, перед гостями не светиться. И тогда я подумаю, стоит ли мне сообщать лорду эйп Леденвалю, что его командир, вместо того, чтобы охранять хозяйское имущество, надирается осенним медом.
Давний упрямо выпятил вперед квадратный подбородок, но благоразумно сдержав гордыню, коротко кивнул и, развернувшись на пятках, вышел из комнаты.
Хельга, откинувшись к стене, прижалась затылком к прохладному шелку и попыталась справиться с досадой. Вот тебе и свобода. Неужто прошлое никогда не оставит ее в покое?
Прикрепления: 8583976.jpg(99Kb)


Шаман за скверную погоду недавно в бубен получил...
 
ТеоДата: Понедельник, 12.11.2012, 15:30 | Сообщение # 2
Придворная ведьма
Группа: Князь
Сообщений: 12236
Награды: 87
Репутация: 87
Статус: Offline
Казалось, всего на минуточку она смежила веки, добравшись до собственной спальни, когда ее осторожно потрясли за плечо, и, открыв глаза, Хельга встретила настороженный взгляд Торуса.
- Что случилось? Ты здорова?
- Вполне, - волшебница отвела с лица рассыпавшиеся волосы. - Вот леший, я таки убила прическу.
- Хельга, - нахмурился княжич, - почему ты уехала?
- Ну, вот, - вздохнула она, - я все же испортила тебе охоту. Но, раз уж ты здесь...
Она оперлась о руку мужа, вылезая из мягких одеял, в которые зарылась, даже не раздеваясь:
- В общем, кое-что, конечно, произошло. В сторожке нас поджидал один известный тебе тип, но, в общем и целом, ничего страшного. Мы с Бертом обезоружили его и привезли в замок. Так что дело вполне могло подождать.
- Ну, да, - нахмурился Торус, - а что случилось с твоим почерком? У меня были сомнения, что письмо вообще твоей рукой писалось.
- Понимаешь, - Хельга смущенно вздохнула, - я разгневалась. И дала этому вырвирогу в скулу.
- Ясно, - деловито кивнул элвилин. - И что же это был за тип?
- Один из меррианской троицы, оставшийся, как мы считали, на попечении отца Якуба. Блондин. Кандоир... как бишь там его?
- Понятия не имею, - тряхнул волосами эйп Леденваль, - все документы и показания писал секретарь комтура. И как он оказался на болоте?
- Не знаю, я его не допрашивала, да и вообще он был слегка не в форме. Князь вернулся?
- Пока нет, - Торус задумчиво покусал губу, - но обещался скоро. Им ведь приспичило сегодня же отправляться в Вениссу.
- Тем лучше. Я подумала, что ты не захочешь показывать пленника отцу, предварительно не допросив.
- Умница, - эйп Леденваль ласково приложился губами к запястью жены. - Отца я уважаю, но это не значит, что я так запросто откажусь от мести. Как думаешь, Ингрид Равелте понравится, если этот Кандоир вдруг заговорит?
- Где? Надеюсь, ты не собираешься снова соваться в столицу?
- Я - нет. Но это не значит, что я не смогу повлиять на репутацию наглой девки. Проводим отца, пообщаемся с пленником, подумаем, как получится его использовать.
- Должны еще явиться твои люди, я отправила их обыскать хижину. Да, и еще я велела отослать из замка всех посторонних.
- Правильно сделала, - похвалил пришлый, а потом скривился, - то-то наш отче поспешно лобызал ручки какой-то девке у задней калитки. Обнаглел совсем, ежели своих полюбовниц уже в замок таскает.
- И здесь успел, проныра, - фыркнула Хельга, - видать, все же не зря его расстригать собирались.
- Я тебе говорил, - назидательно поднял палец эйп Леденваль, - а ты: "Раскаялся, да осознал".
- Да, - волшебница вздохнула, - лишний раз убеждаюсь, что стоит подумать о людях плохо, как тотчас оказываешься недалеко от истины. Она хоть хорошенькая?
- Понятия не имею. В платок закутанная была, а так - стройная да шустрая. Как меня увидала, так зайцем припустила по дороге в деревню.
Хельга рассмеялась, а после принялась вызванивать прислугу и распоряжаться о расчесывании, ванне и чаепитии. Так что к моменту, когда остальные гости вернулись в замок, чета эйп Леденвалей выглядела отдохнувшей и довольной жизнью, а допрос тайного пленника супруги негласно решили оставить на потом.

Леденские повара расстарались на славу, и на позднем обеде охотники в полной мере смогли насладиться свежеприготовленной дичью, жареными грибами с картошкой да отменным морсом из осенних ягод.
- Ты, отец, приезжай почаще, - ехидно подмигнул князю Мадре насытившийся Торус, вытирая губы кружевным платком. - Грибник из тебя - хоть куда.
Князь фыркнул, откинув за спину длинную прядь, и потянулся налить дамам морсу, умудрившись при этом мазнуть пышным рукавом белоснежной рубашки по шкурке запеченной утки. Поморщился досадливо, а после негромко поинтересовался.
- Торус, а то, что ты говорил перед отъездом... о фюлгье.
- Правда ли это? - эйп Леденваль вскинул черную бровь и щелкнул пальцами, привлекая внимание парившей под потолком леди Ауроры.
- Бабушка, а не просветите ли нас, отчего элвилин никогда не приходило в голову воспользоваться такой удобной вещью, как фюлгья?
- Хм... - призрачная леди, задумчиво прикусила пальчик, уставившись в потолок. - На это, полагаю, были свои причины. Но сейчас я точно не скажу, по какому поводу вам пришлось забыть и это тоже. А ты откуда знаешь?
- А я вообще умный, - усмехнулся элвилин, откидываясь в кресле.
- Так, значит... - Мадре удивленно покосился на княгиню.
- Отец, не советую проверять сей же час, - безмятежно отозвался Торус, покручивая на пальце массивный перстень, - потому что, во-первых, весьма сложно управлять новым телом, а во-вторых, вряд ли ты обрадуешься при обратном обращении оказаться при всех в чем мать родила. Это может вызвать нездоровый интерес со стороны здешних дев.
Хельга, сделав круглые глаза, легонько пнула мужа под столом, Торус пртворился, что не заметил, а Мадре только насмешливо поднял бровь, точь-в-точь копируя недавнее выражение лица отпрыска, и величаво кивнул:
- Благодарю за предупреждение. И какая же сущность дала себя знать в твоем случае, сын?
- Кот, - фыркнул эйп Леденваль, - эка невидаль.
- Кто бы сомневался, - Аррайда ехидно покосилась на пасынка, а после стала увлеченно рассказывать о сегодняшней встрече с болотницей, попутно поминая каких-то найеннов со своей родины. Хельга толком и не прислушивалась, обдумывая возникшую идею попутно с допросом разговорить одну из болотных дев. Уж они, небось, точно знают, как давно занесло сюда белобрысого Кандоира и в какой возможной компании. А врать болотницы от природы не приучены.

После обеда Торус, скорее, для приличия, предложил отцу переночевать в замке, однако Сингард принялся убеждать князя, что дело не терпит отлагательств, слуги подсуетились, вещи собраны и лошади готовы. Одрин милостиво кивнул, и гости отправились собираться. И когда компания добралась, наконец, до дольмена, солнце уже клонилось к горизонту, а на небо набежали пышные, точно подошедшее тесто, облака.
- Будет дождь, - дедка лекарь смешно шевельнул крупным носом и тяжело спрыгнул с лошади. - Давайте, слазьте, неча в Вениссе элвилинскими скакунами светить. Обернуться не успеете – увести попытаются, да и лишнее внимание привлекать ни к чему. Возьмем коляску, как простые горожане.
Князь помог супруге спешиться и негромко отдал указания рыжеволосым охранникам. Те, перекинув через плечи поклажу, невозмутимо спустились с насыпи и пошли по едва приметной тропке к выщербленным ступеням дольмена. Берт, взойдя на площадку, вскинул руку в прощальном жесте, и волшебница с печалью вспомнила о так и оставшихся в ее сумке ягодах. Любовичи исчезли в яркой вспышке, а бабушка Аурора, смахнув призрачную слезу, полезла к внукам целоваться. Хельга с трудом сдержалась, чтобы не вздрогнуть, когда прохладный поцелуй, похожий на липкую паутину, прошелся по щеке, и старательно улыбнулась, обещаясь непременно навестить родственницу в недалеком будущем. Призрак заколыхался, расплылся в розоватом закатном свете и, собравшись у земли в густой шар, обратился в Твиллегскую кошку. Где-то вдалеке утробно протрубила выпь, серая зверюга, прянув ушами, в два скачка допрыгала до портала и уселась там, с высокомерным видом поджидая остальную компанию.
- Отец, - голос Торуса прозвучал напряженно и хрипло, - я... в общем, я был рад.
Князь молча кивнул, а потом, улыбнувшись светло, сделал шаг к сыну и резко притянул к себе. Хельга поспешно повернулась к Аррайде, не желая мешать своим присутствием порыву родственных чувств.
- Поздравляю, - улыбнулась княгиня, - оставайтесь с миром.
- Я буду скучать, - Хельга несмело дотронулась до холодной руки Аррайды, а после они с мужем, обнявшись, стояли на насыпи до тех пор, пока глаза не отошли еще от одной яркой вспышки.
- У меня странное ощущение, - сказала вполголоса Хельга, - будто сказка закончилась.
- Ерунда, - Торус прикоснулся теплыми губами к ее виску, - все только начинается. Хотя, согласен, мой народ умеет произвести волнующее впечатление.
Тонкая фигура конюха взлетела в седло, свободные лошадки послушно потрусили за ним, а супруги эйп Леденваль неторопливо поехали следом. Притихшие, но удовлетворенные и странным образом солидарные в этом молчании. Хельга даже не стала поминать болотниц - сами мысли о том, что в замке их ждет отчет вернувшихся охранников, а после допрос и необходимость снова строить планы борьбы с недругами, показались сейчас кощунственными. Из низин к дороге ползли клочья тумана, но даже вероятность встретить болотных кошек не казалась волшебнице пугающей.
Они миновали половину пути, когда сзади послышался конский топот, и спустя пару минут элвилинский гонец, почтительно кланяясь, передал лорду небольшой сверток.
- Что это? - Хельга удивленным взглядом проводила так же поспешно исчезающего в тумане посыльного. - Неужто Книга Кораблей?
- Нет, дорогая, - Торус отогнул краешек невыразительной серой ткани, - всего лишь твоя сумочка. Перед самым выездом я отослал летавку в Твиллег. Учитывая новые обстоятельства, мне захотелось ознакомиться с ее содержимым без свидетелей.
- Надеюсь, симуранина до нее не добралась.
- Не думаю. Иначе Сианн не преминул бы поставить в известность отца. Моего отца, - Торус усмехнулся. - Много бы я дал за то, чтобы видеть рожу менестреля, когда ему расскажут, что он и не княжич вовсе.
- Можешь сделать это сам, - предложила Хельга.
- Не поверит. Да и эффект не тот будет. Давай-ка пришпорим лошадей, милая, мне не терпится пошарить в Эйнарских документах. Вдруг там какой компромат на белобрысую найдется?

У двери гостиной беспокойно прохаживался капитан стражи, поскрипывая новенькими сапогами. Увидев хозяина, давний вытянулся в струнку, смиренно дожидаясь, когда лорд эйп Леденваль соизволит обратить внимание на своего вояку. Впрочем, Торус не спешил. Войдя в гостиную, небрежным движением руки зажег камин, бросил сверток на диван, скинул плащ, а после яростно затряс сонетку, требуя для себя и супруги чего-нибудь горячительного.
- А мне можно столько? - с сомнением спросила плюхнувшаяся в кресло молодая жена, припоминая праздничный пир.
- Дорогая, это же мед, - Торус протянул ей кубок, - его даже детям понемногу дают. Так что пей, не сомневайся, тут всего пара глотков. Тебе же хочется?
- Наверное.
- Вот. Поверь, твое тело сейчас намного лучше головы знает, что ему необходимо.
Хельга пригубила напиток и, действительно, почувствовала себя куда бодрее и теплее.
- Посмотрим? - она кивнула на сверток, откуда свисала серебряная цепочка, к которой крепилась сумочка. Хельга вспомнила театральный наряд, почивший где-то в Твиллеге, и в который раз удивилась быстротечности времени. Казалось, волшебница вот только ощущала шелк серебристого вечернего платья, и вот она уже на другом конце Даринги и даже носит новое имя.
- Сначала выслушаем этого, - Торус, поморщившись, кивнул на дверь. - Болван снова начал болтаться по коридору, а этот скрип меня раздражает.
Вошедший вояка, пару раз с подозрением покосившись на леди эйп Леденваль, приступил к обстоятельному докладу. Вылазка в охотничий домик ничего, по большому счету, не дала - разве что притянули в замок весьма потрепанную переметную сумку с поношенной одеждой и краюхой хлеба да колчан со стрелами, все изрядно провонявшее дымом. Было непохоже, что короед - тут давний вздрогнул и затравленно глянул на Торуса - давно обосновался в хижине. Ни постели тебе, ни припасов. Куда больший толк принес разгон незваных гостей. Капитан, решив, очевидно, загладить вину, обыскал парочку подозрительных типов и, сияя, докладывал теперь об изъятии серебряного подсвечника и позолоченного гребня. Наглые тати были заперты в подвале и дожидались суда лорда.
- Выпороть, - Торус отмахнулся от капитана, велел привести пленника и, когда за давним хлопнула дверь, обернулся к жене:
- Как обычно. Скучно до зевоты. Может, хоть тут найдется что интересное?
Он взял со стола кружку, потихоньку цедя осенний мед, присел на краешек стола, одной рукой раскрыл сверток и, покопавшись в недрах сумочки, извлек на свет документы.
- Счета, аренда, - элвилин потянул ленту и разгладил упрямо сворачивающиеся листы, - какие-то контракты. Надо будет глянуть повнимательнее, хотя, сдается мне, какая-то осторожная актриска просто припрятала все это, посещая склеп. Так, а это... метрика... стоп. Что за...
Хельга, допивавшая в этот момент последние капли чудесного напитка, подняла глаза и поспешно проглотила мягкую сладость.
- Что такое?
Торус жадно вчитывался в строки, напряженно склонившись над бумагами, не замечая, как из накренившейся кружки тонкой струйкой стекает по его бедру осенний мед.
- Зараза! - тяжело дыша, элвилин отбросил от себя документ, швырнул кружку об косяк, вскочил со стола, отошел к окну и замер, опершись ладонями о подоконник.
Хельга, чувствуя, как сжимается от страха сердце, дрожащей рукой отставила пустой кубок и, поднявшись, склонилась над документами. Сверху лежали два листа с закручивающимися краями; выцветшими от времени чернилами на них были выписаны две метрики. Та, что бледнее, гласила, что весной 1602 года от Завета Трилла девица Нелли Сорд произвела на свет младенца мужского пола, получившего имя Кандоир и материнскую фамилию. Внебрачным отцом ребенка был записан Торус Фенхель, рода Леденвалей. Вторая запись, не такая затертая, была о том, что весной года 3031 та же дама, именуемая теперь Нелли Най, родила дочь - Ингрид Сорд. Внебрачным отцом которой явился некий господин, именуемый Олавом Эйнаром. Аккуратные подписи на каждом документе. Две печати-вмятины.
Бумаги, шурша, скользнули из рук Хельги, потерявшей на время способность думать связно. А когда пришло осознание, волшебницу захлестнула лихая и злая радость. Ненавистная соперница - причина стольких слез, сдобренных чувством беспомощности перед судьбой, - наивная девочка, якобы безвременно погибшая в Мерриане, оказалась вполне себе живой на протяжении долгих лет. И даже не удосужилась поставить брошенного любовника в известность о рождении сына.
Горькие и злорадные слова уже были готовы сорваться с языка, но, посмотрев на закаменевшую спину мужа, волшебница до боли прикусила губу. Какой смысл говорить Торусу о том, что и так понятно? Потешить самолюбие?
Она подошла к мужу и, бережно обняв, прижалась щекой к скуле. Элвилин молча ухватил ее за руки, а по окошку мерно застучал мелкий дождь. Простояв так некоторое время, Хельга немного успокоилась, а потом в дверь постучали. Всунувшийся в гостиную стражник объявил, что пленный прибыл.
- Подождет, - сквозь зубы бросил эйп Леденваль, а Хельга вдруг вспомнила пристальный взгляд колдуна - там, на болоте, его глаза, так похожие на глаза мужа, и вздрогнула.
- Ты веришь в совпадения? - прошептала она.
- Ты думаешь о том же, что и я? - чуть слышно отозвался Торус. - Но... он ведь не единственный Кандоир в Даринге.
- Милый, он любовный маг. А это, согласись, весьма редкий дар.
- Откуда ты знаешь? - вскинулся элвилин.
- Я тебе говорила, что он колдовал. Совсем, как ты.
- Леший, - со свистом втянул в себя воздух эйп Леденваль.
- Я... хочешь, я сама спрошу?
Торус коротко кивнул и, аккуратно отведя руки жены, на негнущихся ногах прошел к креслу и уселся, выпрямив спину.
Хельга сдула с носа вылезшую прядь и решительно отправилась к двери:
- Впускай.
Кандоир, вполне пришедший в себя, вошел в комнату и исподлобья уставился на своих пленителей. По лицу его, с разлившимся по щеке синяком, пробежала легкая усмешка.
- Кажется, в последние дни я начинаю представлять, как чувствует себя ходовой товар. Доброго вечера, господа. И, может, развяжете мне руки? Вряд ли я сейчас способен вступить в бой.
Торус промолчал, а Хельга, стараясь не смотреть на мужа, чтобы не потерять самообладание, вскинула голову.
- Сначала представьтесь, сударь, а потом посмотрим.
- Короткая же у вас память, леди.
- Полным именем. В прошлую нашу встречу было не до церемоний.
Пленный скривился.
- А сейчас я, никак, приглашен на званый ужин? Впрочем, в том секрета нет. Кандоир Сорд, простите, титулы перечислять не стану. Из природной скромности.
Хельга услышала, как Торус глубоко вздохнул и, шагнув к пленнику, стала развязывать сдобренный магией узел. Мужчина поморщился, медленно растирая онемевшие кисти, а эйп Леденваль напряженным голосом произнес:
- Что ты знаешь о своих родителях?
Кандоир удивленно приподнял бровь.
- Матушка была актрисой, а отца я не знал вовсе. Но это должно быть записано, я ведь уже давал показания в Мерриане.
- Я не присутствовал.
Торус откинулся в кресле, скрестив руки на груди, и перевел невидящий взгляд на жену.
- Дорогая, дайте юноше документ.
Волшебница, сглотнув, подняла с пола старую метрику и сунула ее пленнику. Тот неловко взял бумагу и, недоуменно хлопая ресницами, принялся читать.
- Мое имя - Торус Фенхель эйп Леденваль, - негромко уронил хозяин замка, а Кандоир язвительно хмыкнул.
- Так вот оно что. Спустя пару тысячелетий у моего папаши проснулась совесть? Или вы, господин бывший легат, желаете сыграть на родственных чувствах, намереваясь втянуть меня в ваши политические игры? Вам не кажется, что это несколько самонадеянно? Особенно после того, как вы бросили мою мать без средств к существованию?
- Она так сказала? - невыразительным голосом произнес эйп Леденваль.
- Именно. И у меня отчего-то нет поводов ей не доверять. Что, скажете, все было не так?
- Нет. Впрочем, доказать я не смогу. Я просто хочу, чтобы ты не думал, что я ее бросил. Ее и тебя. Леший, да я вовсе не знал!
Торус дернулся и в бешенстве ударил кулаком по жалобно скрипнувшему креслу.
- Я не знаю, чего она боялась, о чем думала, поступая так. Но если бы она только сказала, я бы ни за что не отпустил! Я бы дал ей свое имя!
Хельга почувствовала, как что-то оборвалось в груди, точно ядовитая игла вонзилась в сердце. Стараясь не заорать, она поспешно вышла из гостиной, а закрывая дверь, услышала насмешливый голос Кандоира.
- Поздравляю, сударь. Если вы так обращаетесь со всеми вашими женщинами, то я могу понять свою мать.
Хельга не услышала, что ответил муж - она побежала по коридору, прижимая ладонь ко рту и сдерживая рвущиеся из груди рыдания. К лешему! Она больше не сможет справляться с этим, она уедет. Куда - не важно. В конце концов, в Твиллеге места хватит, всяко, пока ребенок не появится на свет. Неужели князь Мадре не приютит на время мать собственного внука?
Волшебница влетела в спальню и стала поспешно бросать на скамью смену верхней одежды, теплый плащ, перчатки. А потом вдруг замерла посреди комнаты, пораженная простой истиной. А чем в таком случае она отличается от Нелли Сорд?
Леди эйп Леденваль швырнула на лавку шерстяную юбку и, закрыв лицо руками, медленно подошла к окну. Там она и просидела битый час, устроившись с ногами на широком подоконнике, роняя слезы и глядя на затянутый туманом, постепенно тонущий в сумерках горизонт Гнилого Болота, видный над верхушками замковых зелениц.
Торус вошел неслышно - только легкий сквознячок прошелся по мокрой щеке Хельги, и она внутренне сжалась, старательно отворачивая заплаканное лицо. А потом утонула в теплом объятии, сдобренном мягким ароматом лаванды.
- Хельга, - выдохнул ей в ухо муж, - я знаю, я дурак. Но ты... ты же у меня умница. Пожалуйста, не дай глупому прошлому разрушить все то хорошее, что у нас есть. Откровенно говоря, ведь ничего другого у нас и не осталось.
Леди эйп Леденваль всхлипнула, обернулась, уткнувшись мужу в шею и, больше не таясь, разревелась в голос. А он мягко и терпеливо гладил ее по голове, шепча на ухо что-то ласковое и нежное. Немного успокоившись, Хельга попыталась, было, спросить, как все прошло с Кандоиром, но Торус только приложил ладонь к ее губам.
- Все потом, - покачал он головой и, увидев мягко светящиеся изумруды глаз, волшебница поняла, что в комнате совсем стемнело. В руках у нее невесть откуда оказалась кружка с теплым питьем, пахнувшим травами, а потом Торус отнес ее ставшее вдруг неповоротливым тело в постель и, устроившись рядом, шептал все подряд - от дурацких стихов до элвилинских сказок и пророчеств. А она то медленно погружалась, то возвращалась из неверного, тревожного сна, в котором колыхались под ней серебристые качели и мелькали смутно знакомые лица – бабушка Аурора - молодая и смеющаяся, отвешивающий озорной поклон черноволосый дедка-скульптор, танцующий тарантеллу стройный и юный Сингард... И когда волшебница в очередной раз выплыла из сновидения, то даже не поразилась, встретив нависшее над ней, озаренное лунным светом лицо горничной Катаржины.
- Что? - Хельга приподнялась на локтях и увидела за плечом старой подружки поспешно снующего по комнате мужа, тащившего какие-то свертки.
- Котик, вставай, быстро, - коротко бросил он, - нужно уходить. Замок захвачен.
А потом что-то грузно и страшно ударилось о дверь.


Шаман за скверную погоду недавно в бубен получил...
 
ТриллвеДата: Понедельник, 12.11.2012, 15:55 | Сообщение # 3
Великий магистр
Группа: Князь
Сообщений: 13845
Награды: 85
Репутация: 91
Статус: Offline
Глава побила все рекорды размерами. surprised biggrin

 
ТеоДата: Понедельник, 12.11.2012, 16:06 | Сообщение # 4
Придворная ведьма
Группа: Князь
Сообщений: 12236
Награды: 87
Репутация: 87
Статус: Offline
Я вот думаю, мож, ее вообще на 2 поделить? dry
И ты, это, 56 - то выкладывай. biggrin


Шаман за скверную погоду недавно в бубен получил...
 
ТриллвеДата: Понедельник, 12.11.2012, 16:20 | Сообщение # 5
Великий магистр
Группа: Князь
Сообщений: 13845
Награды: 85
Репутация: 91
Статус: Offline
biggrin Я тоже прикидывала поделить, но она единая и неделимая.
Чуть позже выложу, когда следующую допишу. А то текст может и на полгода провиснуть у меня-то. sad dry Так что пусть пока эту главу изучат вдоль и поперек, тем более, до Хельго с Торусом теперь долго... И станут тя пинать. biggrin


 
ТеоДата: Понедельник, 12.11.2012, 18:36 | Сообщение # 6
Придворная ведьма
Группа: Князь
Сообщений: 12236
Награды: 87
Репутация: 87
Статус: Offline
А я отмажусь. Ибо не моя очередь. biggrin

Шаман за скверную погоду недавно в бубен получил...
 
Форум » Библиотека (фантастика, фэнтези) » Книга кораблей » Глава 55
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный хостинг uCoz