Четверг
23.11.2017
23:07
Приветствую Вас Паломник | RSS Главная | Луна и звезда. Из тени. Вивек, Призрачные врата - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Библиотека (фантастика, фэнтези) » Ника Ракитина » Луна и звезда. Из тени. Вивек, Призрачные врата ("Завтрашний ветер", 2 часть, 50 глава)
Луна и звезда. Из тени. Вивек, Призрачные врата
ТриллвеДата: Понедельник, 04.09.2017, 18:09 | Сообщение # 1
Великий магистр
Группа: Князь
Сообщений: 13943
Награды: 85
Репутация: 91
Статус: Offline
Из тени. Вивек, Призрачные врата

По Высокому собору плавали благовонные дымы, подсвечивали розовые лучи рассветного солнца, насквозь пробивающие темноту нефа, обвивающие светящиеся янтарные триолиты. Нанизанный на эти дымы голос архиканоника заставлял сердца то распускаться неведомыми цветками, то испуганно ухать вниз, то подниматься в горние выси. Толпа в соборе представлялась сейчас единым многоголовым телом, и Толер умело управлял и наставлял его.
— Се женщина, что по правую руку от меня, — он указал на Аррайду решительным жестом. — Нынче ночью Вивек, бог-король, избрал ее героем, своим орудием в битве с нечестивым шарматом. И каждый, слышите, каждый должен ее в этом охранять и поддерживать!
Дымы качнулись. Эхо заметалось под сводами, перемалывая и усиливая слова, похожие на гром.
— Она предстала перед богом, как в пророчестве, и Вивек признал в ней Неревара Возрожденного! Все провины разрушены, все запоры сняты. Признайте и вы!
«На колени.., — пронесся шепоток по нефу, — на колени… на колени…»
Но были в зале трое, что не поддались всеобщему порыву, даже когда опустился коленями на холодный каменный пол собора огородник Дралас Гилу, стоящий от Аррайды одесную. Черрим, Лин и Эдвина занимали удобную позицию за колонной, где их не было видно, зато самим им было отлично видно все. Остальная охрана растворилась среди верующих и караулила боковые двери.
— Самое время напасть, торчит одна, — Черрим водил туда-сюда золотыми глазами, примечая буквально малейшее движение.
— Заклинанием прикрою, вытащим, — выдохнула Эдвина.
Ближайшие горожане к ним обернулись. Собор был полон, даже снаружи клубилась толпа, которой не хватило места внутри. Тьермэйлин успел отметить и цвет Дома Хлаалу, включая советников, и простых паломников с горожанами, и ординаторов, почтительно преклонивших колени вместе с остальными.
— Надеюсь, у Вивека достаточно влияния, чтобы Берел Сала и Орден Дозора выполнили его волю и оставили в покое жрецов-отступников и нас, — прошептал аптекарь, пока верующие шумно вставали и подходили под благословение.
— А вот это мы сейчас и проверим, — Черрим дернул головой в сторону коренастого ординатора без шлема. Алые глаза того сверкали, лицо было уксусно кислым, когда он двинулся к Сариони и Нереварину. Друзья, работая локтями, протолкались туда же. Но главный инквизитор сумел справиться с собой. Поклон был глубоким, улыбка искренней. Он почтительно поцеловал руку с Луной-и-Звездой.
— Приношу свои искренние извинения за недоразумения, возникшие между нами, — произнес Сала глубоким, хорошо поставленным голосом. — В знак глубокого уважение и искренности мои намерений готов передать вам палачей Пикстар в любое удобное место и время для надлежащего суда.
— Недоразумения? — прошипела Эдвина. — Да я ему морду расцарапаю!
Лин придержал ведьму за руки.
Аррайда в упор смотрела на главу Ордена Дозора.
— В первую очередь наказание должны понести вы сами, — сказала она тихо, так, что едва расслышали Толер и Берел. — Но сейчас не то время, чтобы мстить союзникам. Пусть палачей отвезут на Призрачный Предел и там они присоединятся к разведке Вечных стражей. А рыцари ордена вольются в армию, что будет осаждать Красную гору.
Сала склонил голову. И друзья могли бы поклясться, что он почтителен и растерян.
— Пора выйти к народу, — подсказал Аррайде Сариони. — Пусть увидят вас те, кому на службе не хватило места. Пусть ободрятся и уверуют в победу.
— Да чтоб ты провалился, — бросил Черрим. И поднял правую руку, подавая знак охране. Перед которой теперь стояла задача посложней, чем вчера: оберегать Нереварина от ликующей толпы.
— С вашего позволения, — подошел к котищу Сала. — Мои ординаторы готовы вам помочь.
Из собора инквизитор с хаджитом вышли вместе. Лин подпер щеку рукой:
— Чудны дела твои, Аури-Эль…

Чтобы добраться до жилища Ильмени Дрен, им понадобилось не меньше часа, хотя всего-то надо было перейти мост и спуститься по ступенькам. Восторженная толпа окружала Нереварина и свиту, хотя одним глазком стараясь разглядеть вблизи, коснуться одежды, бросить цветок, обратив на себя внимание, алкая благословения и чуда. Лезли на оцепление, выкрикивали здравицы. И лишь холодная состредоточенность пепельноземцев и опыт и недюжинная сила ординаторов помогли благополучно достигнуть убежища. Но и там жители Вивека расходиться не желали. Кто-то радостно кричал, что Нереварин не брезгует войти в дом бедняка, как-то забыв, что тут живет дочь герцога Дрена. Кто-то тянул голову в надежде увидеть героя, когда тот снова выйдет. Но в конце концов увещевания помогли, и у входа в дом осталось не более двух десятков меняющихся зевак.
Оцепление не снимали.
Внутри Ильмени радостно приветствовала гостей и стала выкладывать на стол угощение из огромной корзины, чтобы не опростоволоситься, как в прошлый раз.
Лин шумно отхлебнул чая с листьями хальклоу:
— Всю ночь… всю ночь мы проторчали в этой проклятой приемной… Думали, ты навсегда там застряла.
Аррайда зевнула:
— Я предстала перед проклятым богом. Как в пророчестве. А вот что меня действительно интересует… После шума с проникновением в священный град так легко отпустить меня одну?
— А кто сказал, что одну, — Черрим взялся нарезать скаттл, споро стуча ножом по дощечке.
— Они у меня сумку заклинаний «Воздушной ноги» извели, — пожаловалась Эдвина, тоже зевая. Это быстрый полет с невидимостью. И еще с моими дополнениями, делающими магию незаметной.
— Так и шастали мухами под потолком туда-сюда, пока ты с Вивеком говорила, — котище бросил кусочек скаттла в рот и расплылся в восторженной улыбке. — И хоть бы какая зараза голову подняла и нас заметила.
— Или Вивек приказал на нас внимание не обращать. Прошу к столу, — Черрим отодвинул скамейку, чтобы всем было удобно уместиться.
— Так о чем же ты с ним болтала всю ночь? — не унимался аптекарь. Аррайда вынула из сумки и положила на угол стола бумаги. Черрим потыкал себя в нос и поскрбе за ушами, углубляясь в ровные убористые строчки профессионального писца. Он мычал, хмыкал, бормотал под нос, вовсе забыв о еде. И наконец подытожил:
— Очень хороший план. И, подозреваю, кто-то из писцов уже несется к Дагот Уру, чтобы этим планом поделиться.
Аррайда свернула пергаменты и вернула в сумку.
— А никто и не заставляет нас добуквенно следовать. Соотнесем его с нашим, может хорошо получиться.
— А как тебе Вивек? — распахнула алые глазищи Ильмени.
— Мне его жаль. Бедный мальчик, запутавшийся в божественности.
— Бедный мальчик! — заорал Черрим возмущенно. — Подсунувший отравленные свечи Неревару. Всех ты жалеешь, все у тебя бедные… А Альмалексия и того хуже…
— Мотив отравленной одежды, подложенной мужу, часто присутствует в мифах, — сообщил Лин назидательно. — Но ведь не факт же, что так оно и было?
— Да Триединые во вранье по уши увязнут, лишь бы себя обелить.
— Они на нашей стороне, — Аррайда глянула на смутное свое отражение в темной поверхности чая. — И это уже хорошо. Они пообещали удержать Призрачный предел, пока мы пойдем на Красную гору.
— Всего-то… — Лин опять побарабанил пальцами по столешнице. — Почему Вивеку самому не вступить в бой?
— Дагот уже победил их и отнял Разделитель и Разрубатель.
— Скорее, Вивек боится искушения снова ими завладеть, — Аррайда опять широко зевнула. — Никто не против, если я все-таки посплю?
Друзья не возражали.
Девушке-редгарду не помешали ни приветственные оглушительные выкрики, проникающие даже через стены, ни ворчание Лина, ни шаги сменяющихся часовых. Спала она не больше часа, но замечательно выспалась. Стараясь не потревожить прикорнувшую Эдвину, перебралась к столу, чтобы позавтракать еще раз. И тут в двери ввалился взъерошенный и страшно довольный собой Черрим. Подтянул к столу табурет, плюхнулся на него и залпом выдул из кружки горький остывший чай.
— Ну что, продолжаем сидеть в осаде, — фыркнул он брызгами.
— А-а… что-то не так? — косясь на двери, спросила девушка-редгард осторожно.
— Не-не-не, — друг похлопал ее по руке. — Глашатаи кричат с каждого угла, что ты истинный Нереварин, а с обвинением была ошибка. И пергаменты везде болтаются с тем же самым. Берел Сала готов мыть лапы твоему гуару, а лучше, провести его под уздцы вместе с тобой по всем улицам Вивека, чтобы к твоей славе примазаться. И ординаторы… они все еще торчат под дверью. Тебе точно наружу хочется?
Ильмени выглянула из-за ширмы. Вытерла мыльные руки о передник. Улыбнулась и поманила бойцового кота к себе. Громко заскрипели ржавые петли, стукнула крышка поднятого люка. Гилу вызвал из-за дверей охрану.
Дочь герцога Дрена спустилась в подземелье первой, сняла со стены и зажгла фонарь. Свет побежал по неровным каменным стенам узкого коридора. Черрим послал с ней первую пятерку. Через пять минут двинулась основная группа. Лин шел с арьергардом, аккуратно заперев на засовы входную дверь, а потом и люк.
Коридор, прямой, как стрела, незаметно понижался и вскоре вывел к отверстию, за которым болталась на воде привязянная за кольцо лодка. В несколько заходов отряд выбрался на ней из города.
— Пусть две лампы осветят ваш путь к свободе, — напутствовала Ильмени и, ловко орудуя веслом, оттолкнулась от берега. Какое-то время Аррайда смотрела ей вслед.
Вивек, как странно… Вот и еще одно пророчество сбылось. Как предпоследняя капля, вытекшая из водяных часов. И внутри осталась всего одна. Слезой ползет по изогнутому стеклу.

В Пелагиаде в доме кошки Анасси их ждали, не расходились, хотя время давно перевалило за полночь, и обе луны, поднявшись в зенит, выглядывали из за серых облачных закраин. Хаджитка за обе руки втащила Аррайду в дом, и там поднялись из кресел навстречу лекарка Игфа и комендант форта Ангорил. Анасси едва не задушила друзей в объятиях, попутно разглядывая, целы ли. Игфа с босмером приветствовали их сдержанным рукопожатием.
— За смертью вас гонять, — ворчала кошка. — Рыбу третий раз разогреваю.
Черрим оживился:
— Рыба!
И кинулся помогать накрывать на стол.
— Ну, и как все прошло? — полюбопытствовала Анасси, когда ужин был съеден вместе с десертом. Убрала посуду в таз. Вытерла влажные руки о передник.
Нереварин кратко поведала о своей встрече с Сариони, Вивеком и Салой. Обратилась к Ангорилу:
— Пошлите к Ллариусу Варро. Начинаем.
— Ты не представляешь, сестренка, как я ждал одного этого слова, — вытер глаза лапой Черрим. — Как мы все ждали.
— Я займусь письмами, — посвятился Лин. — Дайте мне час. И куда потом?
— Через Балмору в Призрачный предел. Меня интересует стеклянная шахта на Красной горе и вечные стражи с последними новостями. А еще я хочу помолиться в надвратном храме. Пусть генерал прибудет туда на последний совет.
Босмер кивнул:
— Сделаю.
— Нечего по ночам шастать, — разворчалась Анасси и громко зевнула. — Девушкам я в задней комнате постелила. А ты, сосед, — она толкнула задремавшего огородника, — ступай к себе.
— Погоди, — Аррайда обняла Драласа и поцеловала в щеку. — Спасибо.
Его серые щеки побурели от смущения. Он запнулся, уронил шапку и, подталкиваемый кошкой, выпал за двери.
— Ты, — обернулась Анасси к Лину, — там чернильница и чистый пергамент на подоконнике. А ты, здоровила, — подхватила она под локоть бойцового кота, — помоги мне посуду помыть. Не люблю, когда до утра грязная стоит. И да, я иду с вами.
Аррайда ушла в заднюю комнату, хихикая, и так и уснула с улыбкой на губах. Ворчунья, мастер Дождя-на-Песке, разбудила воительницу на рассвете, и даже если сегодня не ложилась, по ее лицу это определить было невозможно.

В Балморе Черрим наконец исполнил давнюю свою мечту переодеть Эдвину Элберт аристократкой, совершающей паломничество к алтарю Гордости. В испытании Семи Добродетелей странствие туда считалось самым опасным. Нужно было войти за Призрачные врата на Красную гору, и поднявшись по склону на северо-запад, возложить камень душ к подножию стелы, вытесанной в честь могущества альмсиви и гордости данмерских побед.
Нилено Дорвайн, которую они навестили, бойцового кота шумно поддержала и обеспечила отряд всей необходимой маскировкой. Пыхающая яростью магичка сломилась под общими уговорами, сменила практичное платье на роскошные одежды, а волосы обмотала куском прозрачного шелка, закрыв его краем лицо так, что виднелись одни глаза. Мускус телванни перебивал пряную вонь гуарьей шкуры, а надменности жестов могла бы позавидовать императрица Кейла Вория.
Паломницу сопровождали четыре стража, похожие, как близнецы. В одинаковых шлемах с личинами, одинаковых черненых кирасах и плащах из тонко выделанной кожи. И хаджиты-слуги, ехавшие на тележке. Остальной отряд, поделенный на четыре части, прикрывал их со всех сторон, передвигаясь по гребням холмов вдоль фояды.
Серьезно столкнуться с врагами им довелось единожды — в развалинах Ассарнатамат, как раз посередине между Балморой и Призрачными вратами. Несчастных даэдр покрошили, практически не задерживаясь. Черрим сознался, что это проще, чем выполнять капризы Эдвины. И все ее: «Подай, поддержи, я устала…», — произнесенные томным либо пронзительно-капризным голосом, надоели хуже соленого риса.
Магичка, надувшись, сообщила, что котище сам все это придумал, так что пускай и расхлебывает. Что аристократкой она не была отродясь, и единственный пример для подражания, который удалось вспомнить — девица-киродиил Виатрикс Петилия, которая примазывалась к ним когда-то в Альдруне, убеждая, что им по пути. По крайней мере, до форта Лунной Бабочки, где она найдет себе проводника.
— Нашла? — спросил с любопытством Тьермэйлин.
Эдвина с бойцовым котом переглянулись и яростно зашипели. Видимо, Петилия досадила им обоим.
По крайней мере, после этого подначивать они друг друга перестали.
Фояда вилась меж покрытыми желтым и серым лишайником склонами холмов, под лапами гуаров похрустывали песок и мелкие камни. И редкие кустики, корнями вцепляющиеся в негостеприимную землю, казались среди неприветливой серости настоящим чудом.
Но вот проделанная лавой в склонах Красной горы дорога вильнула в последний раз, робкая зелень стала гуще, и Аррайда, приподнявшись в стременах, наяву увидела крылатую крепость, приснившуюся ей в Пещере Воплощения. Изогнутый гребень крыши над надвратным храмом, два купола, венчающие крыло Заката и крыло Рассвета, и прикрытая герсой широкая арка, ведущая в сырую темноту. А в обе стороны от Призрачных врат молочный, туго натянутый, гудящий от напряжения полог Призрачного предела, и столбы, столбы с ликами альмсиви, его поддерживающие. Штукатурка выветрилась, и лица стерты и почти неразличимы.
— Меня просто колотит от его магии, — созналась госпожа Элберт, не позволив Нереварину потерять лицо. — Идем уже внутрь.

Оставив нескольких степняков присмотреть за гуарами, остальные ступеньками и извилистыми переходами добрались до гостиницы, где обычно располагались паломники, пришедшие помолиться у алтаря Гордости. Но этим вечером, кроме их отряда, Призрачные врата никто не навестил. Все чувствовали тяжелые времена, и гостиница пустовала. Только в общем зале у стойки цедил свое пойло старый солдат.
Со спины он так был похож на Кая, что сердце Нереварина рвануло под горло и комом застряло в нем. Но старик оглянулся, и наваждение развеялось.
Имперец смотрел на Аррайду линялыми голубыми глазами. Лицо было рубленое, с застрявшим в складках загаром. Брови хмурились, угол губ дергался то ли в тике, то ли в кривой ухмылке.
Нереварин подумала, что пялится почти неприлично, и опустила глаза.
Легионер встал. Он был высоким и широким в плечах и прямо держал спину.
— Я слышал, ты идешь туда, — киродиилец дернул подбородком. — Туда, на Красную гору. Я слишком стар, чтобы идти с тобой. Вот, сижу, пью здесь. Но… вот, возьми, — он сунул девушке в руки позеленевший кругляш с профилем Тиберия Септима. — Счастливую монету старика. Пригодится непременно. И помни, что наши сердца с тобой.
Горло перехватило еще сильнее. Аррайда кивнула молча.
— Меня Вулфом звать, запомнишь? Скажешь этому шармату в его гнезде, что нас не покорить. Ему только кажется, что империя слаба и что его план близок к завершению. Но Дагот ошибается. И скоро ты докажешь ему это.
Девушка кивнула еще раз.
Легионер поймал ее за подбородок и заглянул в глаза.
— Удачи! Она тебе понадобится. А сейчас я провожу тебя в комнату, тебе надо отдохнуть.
И взял у трактирщицы ключ.
Аррайда заснула быстро и спала сладко и глубоко, без сновидений.
А когда проснулась, захотела поблагодарить старого солдата еще раз. Но в общем зале его не было. Девушка потрясла за плечо трактирщицу-данмерку Галоре Сальви, прикорнувшую у стойки, с головой, опущенной на руки. Та вскинулась и долго лупала красными глазами-камушками, пытаясь уразуметь, чего от нее надо гостье. Решительно скрутила волосы узлом на темени, переколов шпильки, и пожала плечами:
— Не понимаю, о ком ты говоришь.
Аррайда постаралась как можно внятней описать все, что о Вулфе запомнила. Словно говорила с ребенком.
— Здесь не было никакого Вулфа! Ни норда. Ни киродиила. Да и с чего бы легионеру здесь торчать? — в голосе данмерки прозвучали сварливые нотки. — И нет, здесь никто не ночевал, кроме вас. Мы вообще ждем атаки тварей и постарались всех известить, что сюда приезжать не стоит. Ветеран, хы, — она слабо хмыкнула. — Может, завтрак? А вода для умывания у вас в комнате. Если остыла — я прикажу ее разогреть.
Нереварин, кипя от досады, оставила трактирщицу в покое. Но кого ни спрашивала еще о старом солдате, все, словно сговорившись, твердили, что такого здесь не видели.
А к завтраку приехал Ллариус Варро, и она прекратила напрасные поиски.

За клецками с мясом водяных гончих и суджаммой, которые гостям подали в сводчатом, скудно освещенном зале, генерал шумно делился новостями.
— Орвас Дрен о-очень недоволен. Рабы бегут в твое войско. Он жаловался брату. Но Ведам только посоветовал ему нанять больше сторожей. И… заметь, — Ллариус приподнял вилку, — я собираюсь это использовать.
— Как?
— Пусть Дагот думает, что мы пойдем на плантаторов войной. И станем разбираться с ним не раньше, чем установим свое правление на Аскадианских островах.
— Но ведь тогда он посчитает, что самое время выплеснуться через Призрачные врата!
— Не так скоро, — возразил Ллариус. — Он пошлет разведку проверить и перепроверить, чем мы там занимаемся, станет концентрировать войска… И, как минимум, отвлечется от твоего отряда, ломящегося в заднюю калитку.
— Он бы и так отвлекся. Безо всех этих кружений, — сказала Аррайда недовольно. — Вы просто постучитесь с юга в Призрачные врата.
— Так да не так, — хмыкнул генерал, клецкой вымазывая с глазированной тарелки подливу. — Я собираюсь пустить слух, что отстранил тебя от власти. То есть, не я, а восставшие рабы. А меня они заставили спасаться бегством в форт Хищной бабочки и сидеть там.
— А Ведам Дрен?
— А что я могу неполной когортой? Ну разве в охране Эбенгарда помочь. И то не сильно.
— Ну, не знаю, — Нереварин вздохнула. — Как-то все это сложно для меня.
— Вот и у шармата голова пойдет кругом. А потом… ты не против, чтобы Раиса получила твой эбонитовый доспех и гуара?
— Изображать Нереварина? Это опасно!
Раиса похлопала ее по плечу:
— Не бойся за меня.
— Пусть враг думает, что ты возглавляешь атаку с парадного входа, когда мы до него наконец доберемся.
— То есть, меня уже расковали?
— Ну, за три дня и расковать могли, — торжественно потер лапы Черрим. — Не скажу, что план идеален…
— Но он будет таким, — вмешалась Анасси, — если я поеду рядом с этой беленькой миленькой девчушкой в твоей кирасе, — она постучала кулаком по двемерику на груди Черрима. А Раиса густо покраснела: должно быть, давно ее не называли «миленькой девчушкой», не рисковали. Хотя вот Корнелий, тот бы мог.
— Ну, развлекайтесь, — вздохнула Аррайда, отпуская образ вислоусого дядьки-легионера.
— Чем больше путаницы, тем веселее, — заметил Арион. — Госпожа Драта согласилась возглавить летучую разведку.
— Согласилась?! — Эдвина сверкнула глазами. — Ну, теперь я спокойна. То есть, наоборот, беспокоюсь за присных Ворина. Они ведь как один мужчины!
Над столом пролетел звучный смех. И словно вторя ему, за дверью приятный тенор пропел глуховато, но выразительно:
Мы на Призрачном Пределе
Дружно Альмой овладели.
В кружевном ее белье

— Кто-то хочет выдать государственную тайну? — хмыкнул Лин.
— Или показывает, что не подслушивает? Я определенно хочу узнать окончание, — Черрим широко распахнул двери. В конце темного, перегороженного стражей коридора удобно устроился в нише ординатор в индорильской броне. Качал на колене гребенчатый шлем. Широко улыбался, сверкал багряными глазами. И встал, заметив проявленное к нему внимание, оказавшись едва ли не выше долговязого аптекаря. Протянул для пожатия раскрытую ладонь:
— Сельмен Релас из Ордена войны. Послан сопроводить вас наверх.
— Черрим, — котище решительно сжал его руку. — Так что там у Альмалексии с бельем?
В кружевном ее белье
Тяжко ездить на коне
, — Сельмен зажал ладонью-ковшиком нос и рот, чтобы непочтительный смех не вырвался наружу. — Идемте, нас уже ждут.
И заторопился вперед, страшно довольный подозрительным кашлем у себя за спиной.


 
ТриллвеДата: Четверг, 07.09.2017, 19:09 | Сообщение # 2
Великий магистр
Группа: Князь
Сообщений: 13943
Награды: 85
Репутация: 91
Статус: Offline
Две велотийский башни, соединенные надвратным храмом, назывались башня Заката и башня Рассвета. Под ними имелись лестницы, залы, хитрые подземные переходы; погреба, спальни, кузницы, складские помещения, почти зеркально копирующие друг друга, настолько запутанные и огромные, что без проводника отряд блуждал бы там днями. Но Релас отлично знал дорогу и довольно скоро провел гостей под купол башни Заката, в верхний зал, освещенный зеленоватым светом, падающим из овальных окон. Середину зала занимал большой стол с макетом Красной горы.
Среди отрогов и пропастей, перечеркнутых легкими веревочными мостами, среди выходов раскаленной лавы и серых голых вершин торчали, напоминая о бывшем величии народа двемеров, остатки их крепостей: выкрошенные непогодой стены, ржавые крыши и двери. Засыпанные скальными обломками подъездные дороги. И названия, полученные по именам пепельных упырей — братьев Ворина Дагота.
Эндусал с мастерской Кагренака — почти у самого Призрачного Предела. Крепость-библиотека Турейнулал, почти вросшая в восточный склон. Веминал с огромным ступенчатым залом, напоминающим браслет. Одросал у фояды Эсаннудан, ведущей от Призрачных врат прямо к кратеру на верху горы. Внутри которого, пережившая два извержения, сохраненная то ли магией, то ли чудом, пряталась твердыня Дагот Ур.
— Какая прекрасная работа! — заметила госпожа Элберт. — Словно наблюдаешь с высоты птичьего полета. И каждая деталька выверена.
Она коснулась пальцем острого шпиля Веминала. И тут же по-детски сунула уколотый палец в рот.
— Жаль только, что самих тварей Дагота на нем не видно. Было бы удобно наблюдать, как движутся их патрули, из кого состоят и насколько часто проходят по маршруту, — заметил генерал. — От моих людей из… шахты Яссу, вот она, давно не было известий, к сожалению.
— Когда у нас появятся данные от летучей разведки, оживить макет не составит труда, — пообещал Арион. — А пока…
— Дрелиле Льеним, помощник капитана Вечной стражи, — представилась высокая данмерка с узлом темно-рыжих волос на темени, терпеливо переждавшая восторги Эдвины и реплики остальных. Подтолкнула вперед худую женщину в костяной броне. Пепел навечно застрял в морщинках, раскрашивая ее лицо полосками. — Эльвасея Талас, разведчик.
Кивнула на скромнягу в драгоценном стеклянном доспехе:
— Энар Дралор, вечный страж. С Сельменом вы уже познакомились.
Релас озорно подмигнул из-под шлема. Косясь на Льеним, не заметит ли та неуместное нахальство.
— У Эльвасеи есть то, что вам нужно.
Разведчица вложила в руку Ариона смятый пергамент:
— Передвижения рабов пепла, поднявшихся спящих… — она едва заметно передернула плечами.
Советник телванни, сообразуясь с текстом, стал водить над макетом свободной рукой.
— Вот, другое ж дело!
— И с шахтой Яссу все в порядке. Мы доставляли туда провиант и посоветовали запереться изнутри и на гору пока не соваться.
— Разумно, — генерал Варро кивнул. — Благодарю вас, сера Талас. Советник Арион?
Тот потер сухие ладони:
— Готово!
Все склонились над макетом.
— Это что еще за гадость? — Анасси осторожно ткнула когтем в большеголовое создание в палец размером, пробежавшее между сухими деревьями у Одросала. — Молниями пуляется.
— С головой, как котел? Раб пепла, — пояснил Эдвина. — А вон тот с туманом вместо лица — пепельный трупак. Я тебе потом книжку дам, там о них все.
— Как-то их не очень много, — Арион поцарапал ногтем большого пальца верхнюю губу и опять уставился в список. — Кто-нибудь знает точно, каких размеров армия нам будет противостоять?
— Никто, — вздохнула Льеним. — Нам известно, сколько тварей схватилось с Триедиными в последнюю войну. Сколько в состоянии вместить двемерская крепость. Вместить — не прокормить. Но тут же замешана магия! И кроме собственно крепостей есть и пещеры под ними, и преогромные. А Шестой Дом вполне мог их еще углубить и расширить. Съедобные грибы, рыба… Вот, смотрите, — по жесту командира Дралор уложил на соседний стол охапку старинных планов и чертежей. Листы были хрупкими, вытертыми на сгибах. — Так что наши прикидки очень уж примерные. Вероятней всего, чудовища спят, как это было в Когоруне. И проснутся, когда настанет время воевать.
— Мы заберем это? — Аррайда перебрала стопку планов.
— Да, да, конечно. Мы собирали их для вас. Жаль, но это да макет — все, чем мы можем вам помочь.
Дрелиле виновато вздохнула.
— Монстры снаружи Красной горы — как капельки большой воды, скрытой под землей. Она просачивается на поверхность, но толком еще не хлынула. Непонятно, чего шармат ждет.
— Он достраивает своего бога — выдохнула Нереварин.
День и ночь.
Пыхтят мехи. Пылают горны. Бьют молоты по наковальням. Изгибаются золотистые полоски двемерита, образуя каркас нового тела.
Видение — морозом по хребту.
— Что еще… — Льеним покусала губы. — Вы будете получать все сведения, что добудут наши разведчики. И у войска будет возможность отступить в Призрачные врата, если что-то пойдет не так. Мы не дадим врагу слабину. Мы постоянно укрепляем крепость, подводим резервы, подвозим запасы. Отремонтировали стены, установили боевые машины и защитные заклинания. Твари с горы думают, что мы готовимся к обороне.
— Пускай думают, — от сердца сказал генерал Варро. — Наше появление будет для них неприятным сюрпризом. С вашего позволения. Я осмотрю укрепления.
— Мы с Реласом вас проводим. Талас и Дралор проследят, чтобы вам никто не помешал, — она поклонилсяась остальным.
— Спасибо, — отозвалась Аррайда. Дождалась, пока генерал с сопровождающими выйдет, и перешла к делу. — В первую очередь нас интересуют Одросал и Веминал, именно там спрятаны Разделитель и Разрубатель.
— Ободрал и Вынимал, — фыркнул сквозь зубы Тьермэйлин. Госпожа Элберт задумчиво покосилась на него. Аптекарь пожал плечами:
— И не надо меня в жабу превращать… Все претензии к Ллариусу. Это он так обозначает, что мечтает с ними учинить.
— На здоровье, — Аррайда поводила глазами по макету, отмечая, что Одросал ближе всех прочих цитаделей Шестого Дома находится к Когоруну. Буквально руку протянуть. — Когда мы заберем оттуда Инструменты. Но как это лучше сделать? Стоит нам напасть на одну из крепостей — Дагот тут же кинется защищать остальные. Или уберет Инструменты в Дагот-Ур.
— Почему он не держит их там сразу?
— Похоже, они с братьями не сильно друг другу доверяют, — пощипал губу советник Арион.
— Или Ворин, как Орвас, не кладет яйца в одну корзину.
— Мы должны атаковать две крепости одновременно, — с нажимом произнес Черрим.
— В отряде у нас, конечно, лучшие из лучших. Но… не мало ли по два с половиной десятка на целую крепость?
— Не в лоб, а как принято в Гильдии воров, тихо войти и тихо уйти с добычей. Учи вас тут еще! — проворчала Анасси и постучала себя по лбу.
— Знать бы еще, где эта добыча.
— Такое сильное магическое возмущение отследит даже неопытный маг... — Арион с Эдвиной понимающе переглянулись. Их-то к неопытным никак нельзя было отнести.
— Но только я смогу дотронуться до Разделителя и Разрубателя без вреда для себя, — Аррайда нахмурилась.
— Телекинез?
— Я услыхала о последнем двемере в Корпрусариуме и, уж простите, не удержалась… Конечно, он совсем не то, что я ждала…
Лин покосился на магичку:
— Ученых бесед… а он простой работяга…
— Но у него была заготовка левого наруча! — выпалила госпожа Элберт прежде, чем весельчак-аптекарь еще раз ее перебил. Все взгляды скрестились на главе гильдии магов Вварденфелла. — Парного подаренному Вивеком!
— Второй призрачный страж?!
— Ого!
— И я умею им пользоваться, — скромно призналась Эдвина.
— Победа дипломатии Эдвины! — Лин с кряхтением оторвал подругу от пола.
— Скорее, Ягрум понимает, чем кончается дело Дагота, — заметила она, вырвавшись и укрываясь за спиной Черрима.
— Как он там живет? — полюбопытствовал Арион.
— В общем, хорошо. Без излишнего любопытства со стороны. Мастерит потихоньку всякое. Армия двемерских паучков поможет Ллариусу в его отвлекушках. И нам тоже.
— Центурионы сферы… — глаза советника телванни замаслились.
— Самопочиняющиеся. Недоумения в двемерских башнях не вызовут.
— Ладно придумано, — Аррайда раскрыла над макетом ладонь, окутанную радужным сиянием Призрачного стража. — Идем в обе крепости разом.


 
Форум » Библиотека (фантастика, фэнтези) » Ника Ракитина » Луна и звезда. Из тени. Вивек, Призрачные врата ("Завтрашний ветер", 2 часть, 50 глава)
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный хостинг uCoz