Суббота
19.08.2017
04:53
Приветствую Вас Паломник | RSS Главная | Луна и звезда. Путь предназначения. Балмора - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Библиотека (фантастика, фэнтези) » Ника Ракитина » Луна и звезда. Путь предназначения. Балмора ("Завтрашний ветер", 2 часть, 39 глава)
Луна и звезда. Путь предназначения. Балмора
ТриллвеДата: Вторник, 28.04.2015, 15:08 | Сообщение # 1
Великий магистр
Группа: Князь
Сообщений: 13845
Награды: 85
Репутация: 91
Статус: Offline
Путь предназначения. Балмора

Аррайда спускалась с платформы силтстрайдера, словно входила в одну и ту же реку. Даже себе самой наемница не смогла бы объяснить, зачем сюда вернулась. Встретиться с Тьермэйлином можно было бы где угодно. Перед ней лежала Балмора — заставляющая ныть сердце, пугающая, любимая. Закатное солнце освещало плоские крыши, стены и парапеты. Площадь перед платформой была пуста, только под аркой шаркала метлой бедно одетая аргонианка, подметая мостовую. Да переступала с ноги на ногу на брусчатке худая данмерка, пялясь на заколоченный Клуб Совета. Тот самый, где Аррайда убила заправил балморской Камонна Тонг, мстя за смерть Лландраса Белаала.
Безлюдье девушку не удивило — всю дорогу погонщик «блохи» ныл и жаловался пассажирке на сокращающийся объем перевозок и клятвенно обещался молиться Триединым, чтобы они прекратили это безобразие. Ну и сильно удивлялся, что путешествует она не в одиночестве. Нереварин задумалась даже, насколько бы возросло его удивление, отправься с ней сразу все стражи-кочевники. Но авангард двинулся чуть пораньше, а замыкающие должны были прибыть после нее. Так что Аррайда выкинула мысли из головы, прислушиваясь к погонщику.
А с другой стороны, рассуждал он, у горы Канд и в Суране еще страшнее, в красной буре сгинули не один и не два каравана. И люди вовсе не желают отправляться в путешествие. А если нужда гонит из дому — готовы переплачивать вдвое, сигая между отделениями гильдии магов, лишь бы не оказаться в диких местах за городом.
Аррайда радовалась еще, что прикрыла плащом роскошный эбонитовый доспех, а то бы, того гляди, погонщик содрал с нее втрое, компенсируя расходы.
«Блоха» огласила площадь трубным ревом. Данмерка обернулась и встретилась с Нереварином глазами.
— Этот дом… почему он пустует? — спросила Аррайда, следя краем глаза, как охрана растворяется в предвечерних тенях.
— Хочешь купить? Нилено Дорвайн уступит его за полцены.
Метла перестала шаркать. Прошлепали лапы, завоняло тиной.
— Не слушай ее! Кто в своем уме — не то что селиться, даже пройти здесь лишний раз не захочет. Разве не чуешь, как жутью несет? Дурное место, совсем дурное. Пятерное убийство здесь произошло.
— Туда им и дорога! — данмерка злорадно плюнула на порог. — Нет такой гадости, какой бы эти ублюдки ни совершили. И тот, кто расправился с ними… Можешь звать его безжалостным убийцей, Та-что-под-Мостом. Но на самом деле он поступил справедливо. Он освободил всех нас. И дух моего бедного хозяина наконец обрел покой.
— Увита? — спросила Аррайда неуверенно: уж слишком не походила гордая женщина на запуганную пленницу, которую они с Тьермэйлином нашли в подвале особняка Раллена Хлаало.
— Я вас знаю?
Наемница откинула капюшон и сняла шлем.
— Ты хорошо выглядишь.
— Спасибо, — Увита расплылась в счастливой улыбке. — Идем. Я угощу тебя ужином.
Аргонианка удивленно зашипела: «Свет перевернулся». И опять стала ожесточенно скрести метлой брусчатку.
— Не обращай внимания, она любит этих пятерых еще меньше, чем я, — болтала служанка на ходу. — Просто до сих пор боится. Кстати, тому, кто наказал убийц моего хозяина, положена награда. Восемьдесят дракошек, сумма немалая.
— Оставь ее себе. Твоя преданность заслуживает и большего.
— Я хочу поступить честно. Кроме того, я не бедствую, — Увита оправила передник. — Родственники хозяина уговорили меня постеречь дом, пока они ищут покупателя. А еще я убираюсь в особняке совета Хлаалу. Как у нвах сказали бы, в ратуше. Ох, простите, добрая госпожа! Вы так много для нас сделали. Нилено обязательно захочет с вами встретиться.
— Кто это?
— Моя благодетельница. Важный человек в Доме Хлаалу, управляет Балморой от лица совета.
Это была удача. Улыбка Азуры. Выход на хлаалусских советников.
— Тогда давай не откладывать встречу, — Аррайда бросила взгляд на синеющее небо. — Если не слишком поздно.
— Что вы! Госпожа Нилено работает до глубокой ночи, — Увита остановилась и обдернула платье, пересобрала в узел волосы. Проговорила слегка невнятно из-за шпилек во рту: — Вы не обидитесь, если мы войдем через черный ход?..
Аррайда улыбнулась:
— Ну, без ковровой дорожки я как-нибудь обойдусь, — и подала знак телохранителям: следовать.

По сравнению с редоранскими залами особняк совета в Балморе выглядел и впрямь аскетично. Да и Нилено Дорвайн в коричневой войлочной мантии, подпоясанной солдатским ремнем, походила скорее на прижимистую торговку. Аристократично выглядели разве что уложенная волосок к волоску прическа да сверкающие карбункулами глаза. Седая прядка спускалась на морщинистый лоб, но взгляд оставался цепким, а губы упрямыми. За скромной внешностью прятались воля и умение повелевать.
Пока Аррайда разглядывала Нилено, та столь же беззастенчиво разглядывала ее. Но оторвала взгляд, привлеченная шумом на крыше.
Нереварин выругалась про себя. Но все было тихо.
— Ветер, должно быть. Ступай, Увита, — произнесла градоправительница ворчливым старушечьим голосом. — И загляни на чердак.
— Я обещала накормить госпожу ужином.
— Хорошая мысль. Закажи в «Восьми тарелках» ужин на троих, пусть запишут на меня. А вы присаживайтесь вот сюда, — Нилено указала на скамью у очага и положила на тлеющие угли полено. — Вечер и вправду зябкий.
Она разлила по кубкам вино из темной узкой бутыли. Один протянула гостье:
— Попробуйте. Ни в одном из трактиров Вварденфелла вам такое не подадут.
— Контрабанда?
Нилено хмыкнула.
— Нет, прислал из Скинграда торговый партнер. Вино братьев Сурили урожая 403 года. То лето было необычайно знойным, и виноград вызрел сладкий, как никогда.
Аррайда, задумавшись, сколько Нилено может быть лет, рукой в латной перчатке приняла кубок. Госпожа Дорвайн склонила голову к плечу. Губы растянулись в торжествующей улыбке.
— Какой любопытный узор на эбоните, госпожа Индарис. «Гордость Дома Редоран». Похоже, у вас талант улаживать проблемы. Но рядом с наградой Сарети мои восемьдесят дракошек смотрятся нелепо.
— Зато вы можете дать мне толковый совет. Кто может признать меня «наставником» Дома Хлаалу, разрешить собрать и возглавить его войско?
Нилено поперхнулась вином и долго откашливалась. Аррайда едва удержалась, чтобы не постучать ее по спине.
— Четыреста лет мы лишены права собирать и поддерживать армию. Да если бы и захотели… нарушить Закон о перемирии, нам просто неоткуда ее брать! Стражники, что охраняют наши эбонитовые шахты, плантации и поселения — все, что есть у нас. После проигранной Триедиными войны на Красной горе Вварденфелл обезлюдел. Данмеры вынуждены впускать сюда поселенцев! Даже двое наших советников — нвах! Или что-то изменилось?
Аррайда стянула перчатку с правой руки.
Нилено, помолчав, откашлялась.
— Ты… Тебе все же удалось меня удивить. Мы все так или иначе тебе благодарны за то, что сняла удавку Каммона Тонг с нашей шеи. И будет справедливым поделиться с тобой тем малым, что я знаю. Но все равно мы не воины. И Балмора далека от войны. После того, как мы, по примеру Альдруна, выловили здесь пепельные идолы и избавились от угрозы мятежа. Знаешь, — продолжила данмерка с гордостью, — редоранцы презирают нас и честят Домом торгашей. Зато наши аристократы занимаются делом, а не хвастают друг перед другом опасными артефактами.
— И все же… впечатление мира обманчиво.
Наемница достала карту из сумки-невидимки и расправила на коленях. Прочертила ногтем фояду, ведущую на полдень от Призрачных врат.
— Вот самая короткая и удобная дорога к Балморе. Если Призрачные врата падут, через три-четыре дня войско Дагота будет здесь.
Госпожа Дорвайн взяла у гостьи пергамент, хрустнув краями. Близоруко поднесла к лицу. Отложила. Из угла в угол дважды пересекла тесный кабинет.
— Варро сказал мне то же самое.
— Лариус?
— Непонятно, что тебя удивляет, — проскрипела госпожа Дорвайн, резко оборачиваясь и глядя Аррайде в глаза. — Легион наделен правом расследовать преступления на наших землях и определять наказание виновным. Мы вместе занимались резней в Клубе совета. Тьфу, что я несу.
Она разгладила пальцами глубокую складку между бровями.
— Мы не могли открыто назначить награду за головы убийц, но постарались отвести подозрения от того, кто свершил правосудие. Дело представили пьяной дракой. А в подвалах храма установили пять урн с прахом. Почетное погребение за городской счет. Так что можешь не беспокоиться хотя бы об этом.
— Спасибо.
Они прервались на время, чтобы поужинать. Увита распрощалась и ушла. Дорвайн заперла за ней двери и вернулась в кабинет.
— Лариус, да, — она хрустнула сплетенными пальцами. — Когда пришли вести об Альдрунском мятеже, я обратилась к нему. Я считаю его достаточно компетентным и надежным. Кроме того, Легион обязан нас защищать! Мы проделали обыски тихо, чтобы не было паники. Разобрались с теми, кто сеет заразу. По крайней мере, с теми, кого смогли обнаружить и взять.
Аррайда кивнула: разумно. Хлаалуска вновь скосила взгляд на Луну-и-Звезду на ее руке. Затем выглянула за двери, проверяя, что не подслушивают.
— Их действительно было меньше, чем в Альдруне. Я бы хотела на этом успокоиться…
— Но…
Старуха сердито фыркнула:
— Когда все кругом говорят о Шестом Доме, тревожных снах и поветрии, трудно изображать слепую. Тем более, в силу обязанностей я вынуждена знать… несколько больше, чем обыватели. Я напомнила Варро о его долге. Знаешь, что он ответил? Война стоит на пороге, война тяжелая, которая так или иначе коснется всех. И форт Лунной Бабочки в одиночку защитить нас не в состоянии.
— И даже все форты. Если в одиночку.
— Засада, — Нилено потерла лоб. — Император ведь не пошлет сюда армию? Даже если мы попросим…
— Есть закон о перемирии, его не станут нарушать.
— Значит, от нас все, а нам ничего?
— Нельзя помочь тому, кто сам не хочет защищаться. Но если постараться, мы успеем удушить шармата в его логове.
— Ну да, да, в чем-то ты права, — данмерка подалась к Аррайде. — То, что я расскажу тебе сейчас о советниках Хлаалу — всего лишь концентрированная сплетня. А не великие тайны нашего Дома. Я ничем не рискую. Зато упрощаю работу тебе. Если ты распорядишься сведениями разумно. Лариус разглядел опасность прежде других. А долг красен платежом и взаимопомощью.
Сощуренные алые глаза глядели на Нереварина исподлобья, взгляд оценивающий до глубины.
А потом Нилено сняла с полки большую книгу в желтом переплете. Раскрыла ее. Придвинула ближе лампу.
— Знаешь, что это? Желтая книга Дома Хлаалу. Здесь перечислены имена и заслуги наших советников и указаны места их проживания. Не для всех, Драм Беро предпочитает таинственность… Как, я не слишком быстро говорю?
Аррайда покрутила головой.
— Ладно тогда. Слушай…
Закончив, она отпила еще вина, смачивая пересохшее горло.
— Надеюсь, это все, что нужно, чтобы привлечь советников на свою сторону. А им, да помогут Триединые, пусть у них хватит мозгов к тебе прислушаться.
Пожевала губы.
— Если вдруг кто-то из нашего Дома захочет до разрешения совета, на свой страх и риск присоединиться к твоему войску, к кому им идти?
— За гору, — Аррайда повела рукой, — в форт Лунной Бабочки, пусть говорят с Раддом Твердосердечным. Он скажет, что нужно.
Нилено кивнула и встала, показывая, что разговор окончен, и проводила гостью до выхода.

На улице была глубокая ночь. Сети лун плыли над Балморой, и от их красоты сжималось сердце. Аррайда долго простояла завороженная, не обращая внимания на ветер, ерошащий волосы и холодящий лицо. Очнулась, обогнула особняк и площадь, двигаясь в тени под арками, избегая света факелов в руках стражников и фонарей. Ветер нес запах промозглой реки и камня. Нереварин по мосту перешла Одай и по лестнице поднялась к дому Кая. Нашла ключ, спрятанный за притолоку двери. Позволила телохранителям осмотреть двор и единственную комнату. На вежливое предложение степнякам остаться в доме получила такой же вежливый отказ. Заперлась изнутри. И, рухнув на постель, мгновенно уснула.
К утру забытая на столе плошка догорела, обугленный фитилек плавал в масляной лужице. Зато солнце светило через толстое зеленоватое стекло единственного окна, и комната казалась погруженной в глубокую воду. Пылинки серебрились в воздухе.
Одеяло сползло, и Аррайда здорово замерзла. Она потянулась, спрыгнула с кровати и сделала несколько упражнений, чтобы разогнать кровь. Умылась в ручье во внутреннем дворике, принесла оттуда воды и стала варить кашу из риса, завалявшегося в шкафчике. Двоих охранников она разбудила, открывая двери во дворик, один ходил по крыше, еще двое под аркой дома Ритлин изображали утренних пылких любовников. Значит, улыбнулась Аррайда, за ночь никто не погиб от голода и холода. Люди Сул-Матуула сами заботились о пище и питье для себя, сами выбирали место для ночевки, предпочитая спать вне дома. Охрана была незаметной, как и положено элитной охране. Но Аррайда подозревала, что степняки мгновенно окажутся рядом, если кто-нибудь нападет. Но ни пепельные трупаки, ни упыри не тревожили Нереварина. То ли Дагот еще не знал, что она отыскала кольцо Неревара, то ли выжидал чего-то. Это беспокоило. А еще при утреннем свете стало заметно, что комната, на удивление, оказалась тщательно выметенной, без следа пыли. И все в ней было расставлено чуть-чуть не так с того раза, когда девушка в последний раз появлась в доме. И на какое-то короткое мгновенье Аррайде показалось, что Косадес вернулся. Что вот сейчас он войдет с улицы или из двора. В двери шкрябнул ключ. Она резко обернулась и почти столкнулась с Тьермэйлином. Он обнял подружку:
— Здорово я тут все прибрал, верно?
Аррайда втянула воздух через нос, стараясь не заплакать.
Альдмер прижал ее к себе, гладя по спине:
— Ты думала, что Кай вернулся? Он… оставил мне запасной ключ. Я подумал, что ты тут будешь. Не плачь, он вернется, раз обещал.
Арри пробормотала ему в плечо:
— Боюсь… что его убьют.
— Даже и не думай. Он умница, он опытный, он справится.
Достал свежий платок из широкого рукава коричневой мантии и стал вытирать Аррайде лицо.
— Сейчас я поставлю чай. Вот тут хлеб, пирог с рыбой и листья хальклоу, — зелейщик положил два свертка на край стола. — Мне Косадеса тоже не хватает, приходится столоваться где попало.
— По-моему, ты справляешься, — она присела на кровать, глядя, как Лин сноровисто снимает с огня котелок с рисовой кашей и ставит греться воду, как перебирает и промывает в воде предназначенные для чая листья хальклоу и режет и раскладывает по тарелкам холодный пирог.
— Прошу прощения, что не встретил. Я ожидал тебя только утром, — бросил аптекарь через плечо.
— Не волнуйся, мне было чем заняться.
— Чем именно?
— Обсуждали с главой Балморы хлаалусских советников. Зацепки, — стала загибать пальцы Аррайда. — Тайные пороки. Черты характера.
— И чем же таким она поделилась, чего не было в моей шкатулке? — спросил аптекарь ревниво.
— Скорее, подтвердила то, что собрали на них «клинки», гильдии и легион. И была предельно откровенной, так что можем числить ее в союзниках.
— Не удивляет, если учесть, что ты для них сделала. Держи, — Лин сунул тарелку с пирогом ей в руки. — Или дождемся чая и позавтракаем во дворе?
— Лин, почему я никогда не спрашивала, сколько тебе и откуда ты родом?
— Да у «клинков» не принято интересоваться биографией. Будешь смеяться, двести. Мы, альдмеры, вообще долго живем. Но Саммерсет я вряд ли когда увижу. Все мы, что ушли оттуда — изгнанники. Но здесь мне намного интереснее. Маску Клавикуса вы достали.
— И взяли на службу Сорквильда.
Аптекарь широко улыбнулся:
— Видел и ту, и другого. Только не понял, почему некромант так поспешил от маски избавиться. И кстати, Эдвина его присутствия не одобряет.
— Да, неловко получилось, — Нереварин громко фыркнула, рассыпая крошки. — Когда одного за некромантию снимают с должности, а второго — наоборот. Но она может Требониуса вернуть.
— Нет уж! — Лин решительно проглотил рис. Прислушался к себе. — А неплохо получилось, знаешь. Только я бы сахару положил.
— Лунного?
Теперь зафыркал аптекарь. Аррайда вздохнула.
— С Сорквильдом все просто. Он сказал, что не любит унылой предопределенности. А даэдра всегда отбирает свои дары в самое неподходящее время. Вот и решил обмануть судьбу.
Она отставила тарелку с остатками пирога, подтянула колено к груди и обняла руками.
— Я так понимаю, Черрим отправился Сжоринга воевать?
— Так не один, а с Айдис, Хрунди и Эдвиной. И как только наставит бойцов на путь истинный и на нашу сторону, немедленно сообщит. Что-то случилось в Гнисисе? — прозорливо спросил Лин.
— Ну, во-первых случился Дариус. Хитропопое создание и прекрасный командир. Его бойцы едва ли не лучшие на Вварденфелле. Глорб заставил его нас выслушать. А взамен мы вломились в башню Арвс-Дрелен. Есть там такая над городскими воротами. И пока бронник шарил по закуткам в поисках похищенной орсимерки Рагаш, я имела долгую беседу с хозяином о природе и наследии двемеров.
Аптекарь заморгал.
— Да, да! Там должна была быть Эдвина! Я не умею вести научные разговоры. И не разбираюсь в исчезнувших народах.
— Разве что в их оружии и броне, — адьдмер прижал подружку к себе, ладонью приглаживая волосы и дуя на разгоряченные щеки. — Не пыхти. Делов-то! Цепляешь вопрос, существенный для оппонента, а потом молчишь и киваешь с важным видом.
Аррайда улыбнулась.
— Я тянула время, как могла. По счастью, Демневанни так раскалился, что минут пятнадцать орал о неспособности нвах постигнуть научную теорию в целом и двемеров в частности. Приплел индюка Требониуса, а под конец заявил, что если тот зашлет меня к нему еще раз, то Баладас скормит меня ручному даэдроту. И если таковы все телванни, то не представляю, как с их советниками говорить.
— А там был даэдрот?
— Был. Наворачивал круги в нижней зале. Ну и пасть у него, — Аррайда покрутила головой. — Обошла по стеночке, все думала, что нападет.
— Их колдуны вместо собачек держат.
— М-да.
Задумавшись, она раскрошила хлеб и, слепив фигурку, стала разглядывать, поставив на ладонь.
— Дариус официально подтвердил, что будет с нами, если нас поддержит рыцарь-дракон Вварденфелла. А пока у него достаточно проблем с шахтерами и контрабандистами, чтобы отвлекаться еще и на Дагота. Впрочем, за Андасрэт он мне благодарен, после разгрома этого кубла ему стало легче жить. И за спасение Рагаш теперь благодарен тоже.
— Какое счастье! Аж дышать легче стало! — аптекарь сграбастал хлебную фигурку и запихал в рот. Прошелся по комнате, головой возвышаясь под потолок, и Аррайда удивилась, какой Тьермэйлин высокий. Или домик низкий: встав на кровать, можно теменем задеть квадратную деревянную балку. — Ладно, Дариус во-первых. А что во-вторых?


 
Форум » Библиотека (фантастика, фэнтези) » Ника Ракитина » Луна и звезда. Путь предназначения. Балмора ("Завтрашний ветер", 2 часть, 39 глава)
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный хостинг uCoz